Политика
Бесплатный
Алексей Никольский| Петр Козлов|Ольга Чуракова
Статья опубликована в № 4135 от 10.08.2016 под заголовком: Война и дружба

Конфликт в Сирии оказался одним из самых сложных вопросов российско-турецкого саммита

Для его урегулирования сторонам придется пойти на взаимные уступки

Конфликт в Сирии стал одним из основных пунктов прошедшей во вторник в Санкт-Петербурге встречи президентов Турции и России Реджепа Эрдогана и Владимира Путина. Он обсуждался и в узком составе, и на переговорах делегаций с участием главы турецкой спецслужбы MIT Хакана Фидана и начальника российского Генштаба Валерия Герасимова. На пресс-конференции после переговоров Путин заявил, что обсуждение сирийской проблемы продолжится поздно вечером: «Мы договорились, что после вот этой части соберемся отдельно с министрами иностранных дел, с представителями спецслужб, обменяемся информацией и поищем решения».

Былые связи

Военно-техническое сотрудничество России и Турции ранее было незначительным. Все крупные тендеры Россией за последние 20 лет были проиграны, заключались лишь небольшие контракты на поставку вертолетов Ми-17 и противотанковых ракет.

Встреча в Петербурге проходила на фоне масштабных боев в районе сирийского города Алеппо, где правительственные войска поддерживает российская авиагруппировка, а коалицию боевиков во главе с «Джебхат Фатах аш-Шам» (переименованная недавно «Джебхат ан-Нусра», запрещенная в России) обильно снабжают оружием и пополнением из Турции. По словам полковника запаса Виктора Мураховского, после того как в конце прошлой недели боевикам удалось пробить коридор шириной около 1 км в окруженную восточную часть Алеппо, возникла неустойчивая ситуация: сирийская армия пытается ликвидировать коридор ударами с юга, а боевики – его расширить. По словам человека, близкого к Минобороны России, сейчас устанавливаются контакты между российскими и турецкими военными для исключения новых инцидентов в воздухе. Кроме того, по итогам саммита могут окрепнуть военные связи России и Турции – не случайно в составе турецкой делегации был директор департамента оборонной промышленности минобороны Исмаил Демир. Его предшественник, по словам директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, делал ставку на ряд крупных проектов, которые закончились неудачно, а Демир – бывший авиаинженер и «трезвый руководитель». С учетом того что из-за жестких действий Эрдогана после провала путча Турция столкнется с трудностями в получении западных военных технологий, Москва может пойти навстречу Анкаре в этом вопросе, прогнозирует Пухов.

Утром накануне саммита Путин внес в Думу на ратификацию соглашение с Сирией о российской авиабазе Хмеймим, подписанное в августе 2015 г. и опубликованное в декабре. Договор был внесен в правительство в мае, знает собеседник в правительственном аппарате. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова пояснила «Ведомостям», что договор «был отработан в соответствии с регламентом». Хотя согласно ст. 23 закона о международных договорах их временное применение (а это соглашение применяется с сентября 2015 г.) допускается в течение полугода, после чего договор нужно внести в Думу. По словам человека, близкого к Минобороны, внесение договора в день саммита неслучайно и показывает, что Россия продолжит поддержку Сирии.

«Публично о Сирии было сказано немного, и, на мой взгляд, это доказывает, что разногласия сохраняются», – считает советник директора РИСИ Елена Супонина. Учитывая, что Москва свою позицию менять не собирается, очевидно, что шаг навстречу должен сделать Эрдоган, полагает эксперт: «Он мог бы согласиться с идеей России не обсуждать сейчас политическую судьбу президента Сирии Башара Асада и сконцентрироваться на других вопросах – например, борьбе с терроризмом». «Отношение турецкого руководства к Асаду резко негативное, но, мне кажется, наметились некие изменения и возникло понимание, что он должен остаться на переходный период, поскольку это единственный сохранившийся институт, без которого ничего сделать не удастся», – считает главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звягельская. С учетом ситуации вокруг Алеппо и, по всей видимости, усиления позиций сирийской оппозиции Эрдоган мог поставить вопрос о поисках какого-то компромисса, предполагает глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов: «Если в Дамаске ранее могли рассчитывать на военную победу нокаутом, то теперь может ставиться вопрос об активизации женевского диалога». Другой важный для Турции вопрос – сирийские курды и отношения Москвы с радикальными курдскими группировками в Турции, говорит эксперт: «Эрдоган хотел бы, чтобы эти отношения если не прекратились, то были сведены к минимуму, и это тот козырь, который может разыгрывать российская сторона».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать