Статья опубликована в № 4151 от 01.09.2016 под заголовком: Теория против практики

Теория вероятности на «Единую Россию» по-прежнему не распространяется

Комитет Кудрина подвел промежуточные итоги выборной кампании

Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина в четверг публикует доклад об итогах регистрации кандидатов на сентябрьских федеральных и региональных выборах. Главный вывод – несмотря на увеличение числа партий, конкуренция снижается (см. графики). Так, впервые на выборах в Госдуму ни один партсписок не был зарегистрирован на основании подписей избирателей, беспрецедентным был и отсев самовыдвиженцев (92%).

Отдельный раздел доклада посвящен жеребьевке номеров партий в бюллетенях. Ранее ее результаты для «Единой России» регулярно опровергали теорию вероятности, напоминают эксперты: с марта 2006 г. по сентябрь 2015 г. на выборах в региональные парламенты единороссы получали первый номер 73 раза из 169, т. е. в 43% случаев. В этом году партия власти заняла первую строчку в шести регионах из 39, что эксперты называют разумным. Зато четвертый номер – тот самый, который выпал «Единой России» на выборах в Госдуму, – партии достался 11 раз. При этом поначалу все шло как обычно: с 1 по 11 августа жеребьевка прошла в 15 регионах и в шести из них единороссы вытянули первый номер. А вот после 12 августа, когда ЦИК разыграл номера в думском бюллетене, первый номер партия власти в 24 регионах не получила ни разу, зато четвертый – 10 раз (до 12 августа он выпал однажды).

«Такие итоги жеребьевки не сильно влияют на результат, но это скорее индикатор – мы видим такое, значит, можем предполагать, что, если люди мухлюют в малом, значит, могут мухлевать и в большом. Видимо, кто-то считает, что так проще объяснять, что надо проголосовать за четвертый номер», – полагает один из авторов доклада, Александр Кынев. Любые цифры можно подвести под какую-то заранее заданную теорию, возражает замглавы центрального исполкома «Единой России» Константин Мазуревский: жеребьевки проходили публично и ни на процедуру, ни на результаты не было подано ни одной жалобы, хотя «очевидно, что в случае нарушения жалобы были неизбежны».

Еще 10 лет назад эксперты писали, что «Единой России» не может всегда везти с первым номером по теории вероятности, говорит эксперт по избирательному законодательству Андрей Бузин: «В ЦИК жеребьевка была двухступенчатой, а в регионах – нет, поэтому там возможность пометить конверты или шарики была. С другой стороны, совпадение номеров в бюллетенях мало что дает, эффект первых и последних номеров больше, он может прибавить партии 0,5–1% голосов». Агитировать за один и тот же номер в федеральном и региональном бюллетене намного проще, чем за разные, считает сопредседатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц. Избиратель «Единой России» принимает решение о голосовании за партию еще до того, как приходит на участок, поэтому он ее не спутает с другой в бюллетене, уверен политолог Александр Пожалов: «Другим партиям первый или последний номер может дать небольшую прибавку, это скорее возможность привлечь колеблющегося избирателя или повод провести эффективную агиткампанию. Например, «Родина», получив первый номер в бюллетене, начала использовать лозунг, что партий много, а родина – одна».