Верховный суд смягчил участь бизнесменов

Их можно будет освобождать от уголовной ответственности даже без возмещения ущерба
Судьи помогли бизнесу /А. Гордеев

Верховный суд не стал распространять требование положений ст. 76.1 Уголовного кодекса (позволяет освобождать от уголовной ответственности за совершенные впервые экономические преступления небольшой тяжести при условии компенсации нанесенного вреда и выплаты в бюджет двукратного размера ущерба) на другие нормы УК, которые позволяют прекращать уголовное преследование за примирением сторон либо в связи с добровольным содействием следствию (при этом требуется только возмещение вреда). Если предприниматель выполнил требования ст. 76.1 не в полном объеме, его ходатайство о прекращении уголовного дела может быть удовлетворено судом по другим основаниям. Например, за примирением сторон или с назначением судебного штрафа – разумеется, при условии соблюдения установленных такими нормами требований. Такое разъяснение дал во вторник Верховный суд в постановлении о практике по делам о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

Вопрос об условиях освобождения бизнесменов от уголовной ответственности оказался самым спорным в проекте постановления, которое Верховный суд обсуждал на прошлой неделе. Тем более что принятые минувшим летом поправки, которые подготовила кремлевская рабочая группа по урегулированию конфликтов между силовиками и бизнесом, существенно расширили перечень статей, подпадающих под такую льготу. Представитель правительства Михаил Барщевский призвал судей не ухудшать положение предпринимателей. «Обязательства бывают такие космические, что проще отсидеть, чем их выплатить», – говорил он. В итоге судьи еще раз внимательно изучили предмет и решили, что предусмотренные разными статьями кодекса основания для освобождения от уголовной ответственности не могут соотноситься как общая и частная нормы, сообщил зампред Верховного суда Владимир Давыдов. «Нельзя не учитывать, что статья 76.1 была введена в качестве дополнительной гарантии», – добавил он.

Зато из окончательного текста постановления исчез пункт, уточняющий, что для квалификации действий обвиняемого как мошенничества в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159) не имеет значения, когда возник умысел на совершение преступления – до или после договора. Такое пояснение потребовалось для того, чтобы суды не могли отказывать в квалификации мошенничества по специальной «предпринимательской» статье, ранее объяснил Давыдов. Там часто это делают, ссылаясь на то, что раз преступник замыслил мошенничество, то он уже и не бизнесмен. Однако в итоге от дополнительных разъяснений решено отказаться: текст закона и без того содержит исчерпывающие формулировки, решил Верховный суд.