Статья опубликована в № 4221 от 09.12.2016 под заголовком: Неисправимые агенты

Правозащитники заступились перед Путиным за ОНК и иностранных агентов

Шанс покинуть реестр агентов появился у экологических организаций

В четверг Владимир Путин провел в Кремле ежегодное заседание Совета по правам человека (СПЧ), по традиции затянувшееся более чем на три часа. В отличие от прошлогодней встречи, когда были затронуты многие темы, на этот раз члены совета сконцентрировались в основном на двух проблемах: корректировке закона об иностранных агентах среди некоммерческих организаций (НКО) и формировании общественных наблюдательных комиссий (ОНК), куда не попали многие опытные правозащитники, зато вошли ветераны силовых структур и даже бывший начальник бутырского сизо.

Поручение скорректировать закон об агентах, которое было дано год назад (за его выполнение отвечал тогдашний первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин), выполнено формально, закон работает некорректно, пожаловался Путину председатель СПЧ Михаил Федотов. Он привел в качестве примера историю с благотворительным образовательным фондом Дмитрия Зимина «Династия», который перевел фонду «Либеральная миссия» деньги из своего кипрского офшора, из-за чего обе организации попали в реестр агентов, но, когда деньги были возвращены, из реестра исключили только «Либеральную миссию». Также Федотов заступился за Экологическую вахту по Северному Кавказу, которую, по его словам, объявили агентом за участие в согласованном митинге против вырубки деревьев. «Проще и дешевле включить экологическую НКО в реестр, чем исправлять выявленные ею проблемы», – констатировал Федотов, предложив Путину привлечь к работе по вычищению из реестра внесенных туда «по лености и недосмотру» экологических НКО бывшего главу кремлевской администрации, а ныне спецпредставителя президента по природоохранной деятельности Сергея Иванова.

Идеи для судей

СПЧ предложил укрепить независимость судей. В частности, нужно выстроить суды общей юрисдикции по судебным округам (как арбитражные), чтобы «оторвать их от регионального телефонного права», и учредить пост независимого прокурора, заявил Федотов.

О необходимости сохранить социологический «Левада-центр», выведя его из числа агентов, высказались члены СПЧ Евгений Ясин и Наталья Евдокимова. «Я понимаю, что этот центр независимый и появляются вещи, может быть, неприятные для федеральных властей. Но, с другой стороны, он оставляет очень серьезную долю видения России как демократического государства. Не представляю, если мы исключим возможность существования таких центров, как «Левада» или «Мемориал», что мы от этого выиграем?» – недоумевал Ясин. «Да, есть проблема, точно», – лаконично отреагировал Путин. Сменщику Володина Сергею Кириенко, по словам президента, уже дано поручение еще раз проанализировать закон об агентах. «Наверное, можно включить и Сергея Борисовича [Иванова]», – согласился он.

Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и член СПЧ Елена Масюк раскритиковали формирование Общественной палатой нового состава ОНК. Председатель палаты Александр Бречалов сделал процедуру выбора «полностью закрытой», сказала Алексеева, отметив, что в состав ОНК не вошли активные и опытные члены. «Совет Общественной палаты, по сути, разрушил ОНК в 40 регионах», – заявила Масюк. Путин пообещал «попросить» Общественную палату встретиться с членами СПЧ, чтобы урегулировать возникшие претензии. А после рассказа Игоря Каляпина о ситуации в колонии ИК-7 в Карелии, где содержался Ильдар Дадин, президент поручил прокуратуре провести проверку приказов ФСИН, на основании которых правозащитникам не позволяют посещать колонии и вести фиксацию свидетельств заключенных о случаях незаконного применения силы и спецсредств, а также издевательств.

«Сегодня президент поддержал практически все предложения. Я ожидаю, что поручения будут даны по всем темам, которые мы сегодня поднимали», – сказал «Ведомостям» Федотов. Закон об агентах неработоспособен, по нему любую организацию можно подвести под иностранного агента, уверен Федотов. Поэтому изменением правоприменительной практики ограничиться не удастся и придется вносить правки в сам закон, резюмирует он.