Статья опубликована в № 4226 от 16.12.2016 под заголовком: Страсбург поможет не всем

Конституционный суд может закрыть россиянам дорогу в Страсбург

ЕСПЧ не должен рассматривать отклоненные КС жалобы, считают в правительстве

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в принципе не должен рассматривать дела, которые были предметом изучения Конституционного суда. Об этом заявил представитель правительства в Конституционном и Верховном судах Михаил Барщевский, выступая в четверг на слушаниях о возможности исполнения решения ЕСПЧ, присудившего акционерам ЮКОСа компенсацию в $1,9 млрд. Поводом для рассмотрения дела стал запрос Минюста, где настаивают: решение ЕСПЧ возлагает на Россию обязательства, не совместимые с ее Конституцией. В частности, напоминают в Минюсте, Страсбург признал незаконной примененную к ЮКОСу трактовку трехгодичного срока давности (не с момента нарушения, а с момента, когда о нем стало известно), хотя Конституционный суд ранее признал такую практику соответствующей Конституции. Также у ЕСПЧ вызвал нарекания расчет исполнительного сбора, но такой подход тоже уже был подтвержден Конституционным судом. Наконец, принятие ЕСПЧ решения в пользу неограниченного круга лиц, да еще без предварительного рассмотрения дела в национальных судах, по мнению российских властей, нарушает принцип юридического равенства.

Большие деньги

Присужденная ЕСПЧ акционерам ЮКОСа беспрецедентная сумма компенсации станет серьезной нагрузкой на российских налогоплательщиков: весь бюджет на выплаты по этой статье составляет 500–600 млн руб., сообщил представитель президента в Конституционном суде Михаил Кротов.

Представители органов власти, выступая в Конституционном суде, поддержали позицию Минюста. Права человека как высшая конституционная ценность и государственный суверенитет являются не взаимоисключающими, а взаимодополняющими гарантиями, объяснял представитель Совета Федерации Андрей Клишас. А, по мнению Барщевского, признав право ЕСПЧ толковать российскую Конституцию не так, как ее истолковал Конституционный суд, «мы окончательно откажемся от своего суверенитета, потому что страна, в которой Конституция не является основным законом, – это не суверенная страна». По словам Барщевского, если бы он мог вносить изменения в статут ЕСПЧ, он бы ввел запрет на рассмотрение дел, которые были предметом рассмотрения национальных конституционных судов: «В противном случае мы оказываемся в ситуации, когда есть суверенное государство под названием Европа, а все остальные государства – это такие области. И областной суд в лице Конституционного суда Российской Федерации должен подчиняться решению Верховного суда в лице ЕСПЧ. Я немножко огрубляю ситуацию, но это же не первый случай, когда решение высшего судебного органа, толкующего высший нормативный акт России, ставится под сомнение органом, которому такое право не предоставлено».

Неожиданно аналогичным образом оценивает возможные последствия запроса Минюста адвокат ЮКОСа Пирс Гарднер, который на заседание суда не приехал, однако прислал письменный отзыв. Фактически формулировки запроса предлагают Конституционному суду признавать исполнение каждого постановления ЕСПЧ противоречащим Основному закону страны всякий раз, когда конституционность той или иной нормы национального законодательства уже рассматривалась Конституционным судом, отмечает Гарднер. Однако такое толкование закона было бы абсурдным, уверен он. Пересмотр национальными судами постановлений ЕСПЧ и признание невозможности их исполнения в таких случаях «противны самой природе эффективной международной защиты прав человека», настаивает британский адвокат.

Теоретически Конституционный суд уже сейчас может блокировать исполнение любого постановления в ЕСПЧ, констатирует профессор ВШЭ Илья Шаблинский, однако вряд ли такая практика получит массовое применение: обращений в ЕСПЧ сотни, Минюсту не хватит сил готовить возражения по каждому поводу.