Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина
Статья опубликована в № 4234 от 28.12.2016 под заголовком: Приказано уничтожить

Владивостокский суд решил уничтожить 40 экземпляров Библии

Они не соответствовали требованиям закона Яровой о миссионерской деятельности

Во Владивостоке мировой суд постановил уничтожить 40 экземпляров Библии, которые хранились в офисе религиозной организации «Армия спасения» и не были должным образом маркированы. Дело об административном правонарушении было возбуждено в начале декабря. На суде представитель организации признал вину, заявив, что не знал о необходимости маркировать материалы. В постановлении суда указывается, что согласно закону о свободе совести распространяемые в рамках миссионерской деятельности печатные материалы должны иметь маркировку организации. В итоге суд оштрафовал «Армию спасения» на 30 000 руб. и предписал уничтожить помимо Библии одно Евангелие и другую религиозную литературу, обнаруженную в офисе.

Руководитель «Армии спасения» в России Александр Хорьков считает решение суда «кощунственным»: «И смех и грех – как можно уничтожать Библии, это все-таки книги, не нуждающиеся в юридической интерпретации». Маркировку, конечно, надо было сделать, признает он, но «конфисковать и уничтожать книги – это нонсенс».

Адвокат «Славянского правового центра» Сергей Чугунов считает, что никакой миссионерской деятельности не было, литература лежала в офисе. По его словам, это первое решение суда об уничтожении Библии, причем изданной в синодальном переводе и не «Армией спасения». По новым нормам из закона Ирины Яровой, в случае распространения литературы без маркировки в рамках миссионерской деятельности кроме штрафа предусмотрена конфискация всего тиража, добавляет Чугунов.

В 2015 г. горсуд Южно-Сахалинска признал экстремистскими несколько сур Корана. Позже это решение было отменено, а Госдума приняла специальную поправку, запретив признавать Библию, Коран, Танах и Ганджур экстремистскими материалами. «Можно было бы говорить о необходимости принять поправки и о запрете на уничтожение священных книг – но это полумеры. В первую очередь надо главу о миссионерской деятельности приводить в соответствие с Конституцией», – считает Чугунов.

Случай из практики

В декабре Выборгский горсуд удовлетворил жалобу ассоциации евангельских христиан «Гедеон» на местную таможню. В июле она не пропустила из Финляндии 20 000 экземпляров Нового завета в синодальном переводе, обязав перевозчика провести экспертизу на наличие экстремистских высказываний.

Русская православная церковь иначе трактует ч. 3 ст. 17 закона о свободе совести, говорит руководитель юридической службы Московской патриархии Ксения Чернега: «Если издателем распространяемой литературы является «Армия спасения», то она должна маркироваться, если сторонний издатель – маркировать не надо. Суд использовал неверную трактовку». К тому же в КоАПе не прописано уничтожение конфискованной литературы, подчеркивает Чернега: «Грубо говоря, за незаконную миссионерскую деятельность – не террористическую или экстремистскую – организация карается уничтожением Библии. Это большой перегиб, вызывающий обеспокоенность. Возможно, стоит говорить и о внесении поправок в закон, чтобы такая санкция, как уничтожение Библии, не применялась».

«Для суда Библии – предметы административного правонарушения. Закон обязывает судью принять решение независимо от чувств граждан к предмету правонарушения», – поясняет адвокат Михаил Фролов. Но обычно санкцию в виде безальтернативной конфискации прописывают в составах, где сам предмет правонарушения запрещен или ограничен к гражданскому обороту – экстремистские, порнографические материалы, реклама наркотических веществ и проч., поэтому в данном случае это недоработка закона, полагает Фролов: «Суд вышел за рамки полномочий, определив уничтожить конфискованные вещи, поскольку после конфискации их судьбу решает не суд, а Российский фонд федерального имущества. Эти книги изъяты, но не запрещены – в конце концов, их можно промаркировать и использовать по назначению».

У судей есть все возможности не выносить подобных решений, а у прокуроров – не придираться к верующим по любому поводу, говорит религиовед Роман Лункин: «Есть Конституция, закон о свободе совести и даже поправка о неподсудности священных писаний. Останавливать силовиков должен и закон, и здравый смысл». В Выборге свидетелей Иеговы судят за их перевод Библии, к переводам Корана тоже возникают вопросы, напоминает эксперт: «Закон Яровой посеял панику среди правоохранителей и верующих: они понимают, что надо как-то применять абсолютно волюнтаристский закон о контроле миссионерства. Все это приводит к многочисленным случаям произвола и стремлению на всякий случай что-то запретить».