Статья опубликована в № 4235 от 29.12.2016 под заголовком: Популистское наступление

Уходящий год принес громкие победы политикам популистского толка

Но добиться радикальных перемен им вряд ли удастся, считают эксперты

«Вы за, против или просто очень злы?» – такой вопрос, пожалуй, должен был значиться в бюллетенях на избирательных участках Европы, Азии и Америки в этом году, который многие назвали торжеством популизма. Первый звонок прозвучал в конце апреля: Австрия едва не стала первой европейской страной, которую возглавил правый популист. На выборах в федеральных землях Германии весь год позиции укрепляла правая «Альтернатива для Германии». Brexit в июне и конституционный референдум в Италии в начале декабря стали настоящим торжеством популистских сил. У испанских парламентариев целый год была сиеста, потому что две новые партии, в том числе леворадикальная Podemos, никак не хотели договариваться с правящими партиями. И, наконец, главным триумфатором, конечно, стал Дональд Трамп, в победу которого сами американцы поверили, только увидев окончательные результаты всенародного голосования 8 ноября. Кстати, популисты водятся не только на Западе – в июне на обещаниях убрать элиту и послать эскадроны смерти на борьбу с наркомафией к власти на Филиппинах пришел Родриго Дутерте, быстро превратившийся в главного азиатского ньюсмейкера.

У популизма нет единого определения и даже единой политической окраски: в Южной Европе, где в повестке дня превалируют экономические проблемы, популистами становятся левые, а в Центральной Европе, которая больше всего пострадала от кризиса с беженцами, – правые. Популизм может быть отсеивающим – выгнать беженцев – или инклюзивным – дать голос беднеющему среднему классу. Объединяет их одно: популисты обещают свергнуть коррумпированную и неработающую элиту и именно им удается вскрыть больные места общества и обсуждать проблемы, которые истеблишмент игнорирует.

План на год

В 2017 г. предстоят парламентские выборы в Голландии (март), выборы президента Франции (апрель) и парламентские выборы в Германии (сентябрь). Во всех трех странах достаточно сильны позиции правых популистов.

Впрочем, популисты быстро встраиваются в систему, убежден старший научный сотрудник Института Европы РАН Борис Гуселетов: «Их обещания часто нереалистичны, а когда на голову сваливается ответственность и вместо стояния на трибунах приходится заниматься бюджетом и военными вопросами, наступает прозрение в мозгах». При этом ни одна популистская партия еще не получала большинства, а значит, и провоцировать добрую половину избирателей и потенциальных партнеров они не хотят и накал своей риторики снижают. Трамп не избежит такой же участи, хоть и позиционировал себя в качестве главного борца с элитой, соглашается старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктория Журавлева: «Трамп столкнется именно с тем, обо что разбились многие замыслы Барака Обамы – он ведь тоже пришел как реформатор, а сейчас свои неудачи сваливает на то, что Вашингтон просто не функционирует. И позиции у Трампа, даже несмотря на поддержку в конгрессе, более уязвимы, ведь серьезный конфликт с республиканцами никуда не исчез».

Серьезно рассчитывать на то, что популисты, как многие из них обещают, задружатся с Москвой, не стоит, считают эксперты. Трампу придется постоянно торговаться даже со своей собственной партией, и тему России он может обменять на что-то более для него значимое, считает Журавлева. Шансы у Москвы есть, если она сможет предложить Вашингтону привлекательные экономические проекты, хотя бы в энергетике, считает эксперт. «Раскатывать губу нам не стоит, для многих популистов в Европе тема дружбы с Москвой – просто еще один способ борьбы с элитой. Как любые политики, они меняют свои взгляды ситуативно, в зависимости от того, кто им больше предложит. Те же греки, которые клялись в любви к России, ни разу за отмену санкций не проголосовали», – напоминает Гуселетов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать