Статья опубликована в № 4241 от 16.01.2017 под заголовком: Власть ищет трудовые резервы

Кремль намерен изменить принципы работы с кадровым резервом

Решить проблему поможет только новый закон о госслужбе, возражает эксперт

Существующий в России кадровый резерв всех уровней власти низко востребован, несмотря на свою разветвленность, представительность и разнообразие, рассказал на панельной сессии Гайдаровского форума, посвященной управленческим кадрам в сфере госуправления и госслужбы, начальник управления президента по вопросам госслужбы и кадров Антон Федоров. По его словам, максимальный показатель востребованности демонстрирует президентский резерв, но и он невысок – лишь 18,6% (по результатам 2016 г.). Ситуацию должна изменить новая концепция формирования и использования кадрового резерва, работа над подготовкой которой идет с начала 2016 г. с участием экспертов РАНХиГС; обсуждался этот вопрос и на президентской комиссии по вопросам госслужбы и кадров под председательством руководителя кремлевской администрации Антона Вайно, сообщил Федоров. По его словам, базовые подходы к кадровой реформе таковы: «Формировать резерв необходимо так, чтоб он представлял интерес для работодателей и был востребован. Критерии отбора должны приводить к нам лучших представителей не только государственного, но и негосударственного сектора. В работе с резервом должна учитываться возможность многоступенчатого и разнонаправленного карьерного роста тех, кто входит в резерв. А оценка кандидатов прежде всего должна производиться по результатам текущей деятельности по основному месту работы, не исключая при этом всех прочих систем, которые применяются сегодня, в частности личностно-профессиональной диагностики того, каких успехов достиг кандидат за последний год».

Лицо чиновника

Средний чиновник – женщина 40–49 лет со стажем работы 15–25 лет; в категории «обеспечивающий специалист» женщин вшестеро больше, чем мужчин, но среди руководителей мужчин в 1,6 раза больше, чем женщин, сообщил Федоров.

В кадровой политике применительно к госслужбе несколько проблем, одна из них связана с внутренней противоречивостью системы требований к государственным гражданским служащим и отсутствием внятной оценки их труда, говорит Константин Гаазе из Высшей школы социально-экономических наук. Кроме того, отсутствует кредитная история работавших на госслужбе и их рейтинг – где работал, чем занимался, какие успехи: так сделано в США, Германии, Франции и других странах, что создает прозрачную картотеку людей, которые «взвешены» по одним и тем же формальным признакам. «В России эти критерии часто квазиобъективные, никем не обсужденные, и порой, чтобы понять, чем человек занимался в одном министерстве, при переходе в другое туда приходится звонить и выяснять», – отмечает эксперт. Вместо единого существуют многочисленные кадровые резервы: президентский, отраслевые, губернаторские и др. Кроме того, противоречив и набор людей в систему, добавляет Гаазе: «С одной стороны, она квазиоткрытая и на замещение ряда должностей проводятся конкурсы. С другой – закрытая, поскольку на низовую должность, с которой возможен рост, устроиться с улицы невозможно, вакансии заполняются по каким-то личным, семейным и другим связям». Все эти многочисленные внутренние противоречия «не лечатся кадровым резервом», нужен новый закон о государственной гражданской службе, резюмирует эксперт.