Статья опубликована в № 4252 от 31.01.2017 под заголовком: Особо опасные мемуары

Бывший чиновник плохо отозвался о власти

Из-за мемуаров о работе на госслужбе против него возбуждено дело об экстремизме

Бывший чиновник администрации президента Виталий Гулий был задержан в субботу в аэропорту «Домодедово», доставлен в изолятор временного содержания на Петровке, а в понедельник выпущен под подписку о невыезде. Причиной задержания, как сообщил его адвокат Дагир Хасавов, стало обвинение в экстремизме по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды). Дело было возбуждено в 2015 г. из-за книги Гулия «Подножие российского олимпа. Штрихи к портрету современного чиновника», где он делится мыслями о событиях, свидетелем которых был, занимая различные должности на госслужбе, поясняет адвокат.

Гулий в 1991–1993 гг. был полпредом президента на Сахалине, затем работал в администрации президента, а в 2000–2001 гг. занимал пост заместителя полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе. В своей 336-страничной книге, напечатанной тиражом 500 экземпляров, он рассуждает о том, что «нынешний чиновник более агрессивен, циничен, беспринципен, свободен от таких качеств, как щепетильность и порядочность» и «ничего не боится, когда ворует с размахом». Среди чиновничества есть и достойные лица, признает автор, но не собирается спорить с теми, у кого по прочтении книги сложится вывод «о бессмысленности существования некоторых высших органов государственной власти», говорится в аннотации к мемуарам в интернет-магазинах.

Дело адвоката

Хасавов и сам в 2012 г. оказался фигурантом уголовного дела. Это произошло после его заявления на канале РЕН ТВ о необходимости легализации в России шариатских судов. Позже дело было закрыто.

По словам Хасавова, уголовное дело было заведено после проверки книги на экстремизм по обращению двух членов Совета Федерации, одним из которых был Франц Клинцевич. «Кого-то обидела не сама книга, а раздел в ее конце «Евреи во власти». Он был во власти, знает имена и называет их – это размышление на тему. Гулий – политик с большим опытом, он не имел намерений [разжигать ненависть] и не мог этого сделать», – говорит адвокат. При проведении экспертизы была нарушена статья 198 УПК, определяющая порядок назначения и проведения экспертизы, считает Хасавов. Он сначала намерен ознакомиться с материалами дела и экспертизой, а в случае если в материалах имеется заявление Клинцевича – требовать проведения с ним очной ставки.

Клинцевич в суд, прокуратуру и другие органы с обвинениями Гулия в экстремизме не обращался, утверждает помощник сенатора. «Мне абсолютно непонятно, чем руководствовался его адвокат, делая подобные заявления, не имеющие под собой никаких оснований», – передал он «Ведомостям» слова Клинцевича.

Для состава по этой статье достаточно унижения достоинства по признаку национальности, которое эксперты могут выявить, например, в использовании конкретного словообразования, говорит руководитель международной правозащитной организации «Агора» Павел Чиков. Силовики не обязаны сначала признавать литературу экстремистской, а потом привлекать ее автора к ответственности – это противоречило бы смыслу и духу законодательства, отмечает эксперт: «Большинство случаев как раз такие – и с новыми книгами, и со старыми. Есть и дела, когда авторы не знают про преследование и это выясняется потом.

Но может быть и противоположный вариант: книга признается экстремистской, а к авторам претензий нет, как было с книгой Ильи Фальковского и Александра Литого о «приморских партизанах».