Статья опубликована в № 4259 от 09.02.2017 под заголовком: Вопросы к запросу

Верховный суд изучит форму адвокатского запроса

Защитники не хотят раскрывать в своих запросах имена клиентов

Верховный суд рассмотрит иск адвокатов Андрея Николаева и Ивана Павлова, которые просят признать недействующими требования к адвокатскому запросу, утвержденные Минюстом в декабре прошлого года, следует из расписания суда. Документ обязывает адвоката указывать в запросе свои данные и в чьих интересах он действует, а также цель запроса. Но такое требование, убежден Павлов, противоречит положениям закона об адвокатской деятельности, по которым адвокат не имеет права разглашать сведения, являющиеся профессиональной тайной. Разглашение такой информации (в эту категорию попадают имя доверителя и факт заключения соглашения) может стать основанием для лишения адвокатского статуса. Но систематическое несоблюдение требований к адвокатскому запросу – тоже. Это репрессивная норма, констатирует Павлов: наказать могут и за то и за другое. Можно, конечно, просто отказаться от подачи запросов. Но это важный инструмент, не хочется им жертвовать из-за возникшего противоречия.

Хотели как лучше

Закон, обязавший чиновников отвечать на запросы адвокатов, был принят в 2016 г. Предполагалось, что защита получит оперативный доступ к охраняемым законом данным, но в итоге перечень доступной для них информации сократился, а сроки предоставления информации выросли.

В Минюсте считают, что никакого противоречия здесь нет. Факт обращения доверителя к адвокату не может рассматриваться в качестве адвокатской тайны, если такие сведения сообщаются третьим лицам в ходе оказания юридической помощи, разъяснила пресс-служба ведомства. Например, адвокат это делает, предъявляя ордер или доверенность, там есть сведения о доверителе. Отсутствие таких данных в запросе может привести к злоупотреблению со стороны адвокатов, действующих без согласия доверителя. Требования к запросу согласовывались с Федеральной палатой адвокатов (ФПА), напоминает Минюст, и у той не было замечаний по этому вопросу.

Павлов не понимает, о каких злоупотреблениях идет речь: адвокатский запрос не открывает доступа к конфиденциальной информации, только к общедоступной – ее обязаны сообщить любому гражданину по его письменному обращению. Даже сроки ответа на адвокатский запрос не дают в этом смысле никакого преимущества. «Нас должны хотя бы уравнять в правах с гражданами», – настаивает адвокат: им-то ведь разрешено спрашивать о чем угодно, не ссылаясь на клиента. Бывает, что сам факт обращения к адвокату клиент обнародовать не хочет, объясняет Павлов.

Вице-президент ФПА Андрей Сучков вспоминает, что в процессе обсуждения спорного документа приходилось вести ожесточенные споры с представителями правоохранительных ведомств. «Мы добивались, чтобы запрос был как можно более простым, и многие вопросы удалось снять», – рассказывает он. Но требование сообщать данные о доверителе вопросов не вызвали, ведь от адвоката не требовалось ничего сверх информации, которая сейчас указывается в ордере. Никакой угрозы для адвокатской тайны в этом нет, уверен Сучков, ни одна коллегия не дисквалифицирует адвоката за факт обращения с запросом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать