Статья опубликована в № 4261 от 13.02.2017 под заголовком: Сажать можно, но не всех

Решение КС по жалобе Ильдара Дадина оставляет простор для толкования

Судьба статьи УК о нарушении правил митингов зависит от правоприменителей

Введение уголовной ответственности за нарушение закона о митингах допустимо и не может рассматриваться как выход законодателя за рамки полномочий, говорится в обнародованном в пятницу постановлении Конституционного суда по жалобе оппозиционера Ильдара Дадина, ставшего первым осужденным по ст. 212.1 УК. Но применять ее следует с оговорками, решили судьи: в частности, нельзя привлекать к уголовной ответственности лицо, в отношении которого нет вступивших в силу судебных актов о привлечении к административной ответственности (именно это произошло с Дадиным), а также тех, кто совершил преступление неумышленно. Конституционный суд также счел, что лишение свободы является слишком суровым наказанием, если нарушение порядка проведения массовых мероприятий не повлекло вреда или ущерба и не создало существенного риска его возникновения. Судьи напомнили, что по другим составам с административной преюдицией (побои, мелкое хищение или незаконное проникновение на охраняемый объект) лишение свободы либо вообще не предусмотрено, либо не превышает года. Потому и за участие в несанкционированных митингах приговаривать можно, только если оно повлекло утрату мероприятием мирного характера или привело к причинению существенного вреда, следует из решения суда. При этом сам факт административного наказания не может служить неопровержимым доказательством вины, подчеркивается в постановлении: рассмотрение дела по ст. 212.1 предполагает проверку судом всех обстоятельств дела в открытом, состязательном процессе. В связи с этим дело Дадина подлежит пересмотру, постановили судьи.

Адвокат Дадина Ксения Костромина оценивает решение Конституционного суда как «хорошее» – в конце концов он услышал большую часть доводов защиты. «Но мы предполагаем, что Ильдару оно не понравится», – добавляет она. Ведь суд не признал, что оспоренная норма противоречит Конституции, а именно этого в первую очередь добивался ее подзащитный, напоминает Костромина. «Мой вывод: если выполнять все условия, которые поставил суд, то привлекать по ст. 212.1 будет некого», – уверена она. Но многое будет зависеть от правоприменения, предупреждает адвокат: полицейские провокации и способность суда верить служителям закона на слово никуда не денутся.

Нескорый суд

Ждать пересмотра приговора Дадину придется не менее полутора месяцев, полагают его адвокаты, все это время оппозиционер будет оставаться в колонии. Согласно приговору Басманного суда, на свободу он должен выйти в августе 2017 г.

Постановление обязывает суды при рассмотрении подобных дел мотивировать, что вред или угроза вреда были существенны, объяснил журналистам после заседания судья-докладчик Сергей Казанцев. По его словам, законодатель может прислушаться к рекомендации суда и уточнить редакцию статьи, раз при ее применении возникают разночтения и столько сомнений, хотя прямого указания на необходимость поправок в решении суда нет.

Пока закон не даст четкого определения, что такое вред и риск его возникновения, понимать под этим можно все что угодно, уверена адвокат Светлана Сидоркина, защищавшая одного из участников болотного дела. Она напоминает, что в качестве пострадавших в деле фигурировали полицейские, которым в давке наступили на ногу.

Несколько дней назад депутаты от ЛДПР уже внесли в Госдуму законопроект, предлагающий вообще исключить из УК ст. 212.1. В пояснительной записке они отмечают, что авторы спорной нормы стремились предупредить повторные нарушения законодательства при проведении публичных мероприятий, но «явная жесткость и несоразмерность наказания тяжести проступка не принимались во внимание». В результате моральные и политические издержки от принятия такого решения оказались недопустимо высоки для общества в целом и конкретных граждан в частности, подчеркивают депутаты, ссылаясь в том числе на дело Дадина: «Общественный резонанс назначения уголовного наказания Дадину во многом связан с несправедливостью наказания – несоразмерностью наказания тяжести и общественной опасности проступка».

«Я уверен, что нас поддержат коммунисты и эсеры, а на фоне решения Конституционного суда единороссы либо извернутся и исковеркают наш закон, либо внесут свои поправки», – предполагает соавтор проекта Игорь Лебедев. Конечно, когда на митинг приходят не 5000 человек, а 5100, за это странно давать уголовную ответственность, отмечает он.