От новых членов Общественной палаты не ожидают ничего нового

Среди президентских назначенцев нет людей, символизирующих перемены, считают эксперты
Одно из новых лиц Общественной палаты – президент Федерации художественной гимнастики Ирина Винер /Рамиль Ситдиков

Владимир Путин утвердил 40 членов Общественной палаты по президентской квоте. 23 из них новички, в том числе шахматист Сергей Карякин, президент Федерации художественной гимнастики Ирина Винер-Усманова, ректор РГСУ Наталья Починок, режиссер Владимир Хотиненко, телеведущий Валерий Фадеев, эксперт Комитета гражданских инициатив (КГИ) Андрей Максимов. Секретаря палаты Александра Бречалова в списке нет. Некоторые члены, не прошедшие по президентской квоте, планируют идти от регионов – так, Владислав Гриб выдвинут общественной палатой Калужской области.

Ранее собеседники «Ведомостей» говорили, что новым секретарем палаты станет кто-то из президентской квоты, а человек в Общественной палате называл среди возможных кандидатов Фадеева. Тот не стал подтверждать или опровергать эту информацию «Ведомостям», заявив лишь, что секретаря выберут голосованием. В России бум общественных движений и волонтерства, но есть дистанция между властью и активистами на местах, говорит Фадеев: «Есть боязнь общественного активизма, который смешивают иногда с политикой. Это нужно преодолевать, а бюрократию нужно учить активно взаимодействовать с обществом. Палаты в регионах тоже не всегда представляют общественную силу, неправильно, когда они выстраиваются под местное начальство».

Президентская квота собрана по отраслям – от спорта, науки, искусства, общественности, говорит собеседник в Общественной палате: «Будет ли новая палата активно работать, зависит не только от людей, но и от поставленных задач, которые пока не до конца ясны. Видимо, будет больше экспертной работы с основными отраслями и социальными группами. Фадеев же сможет вести приоритетные направления, которые от него потребуются». Сохранившая членство в палате Елена Тополева-Солдунова считает, что, судя по списку, работа мало изменится: «Среди новых лиц есть очень известные, но у таких людей часто не доходят руки до работы в Общественной палате». Никогда раньше в палате не было человека уровня бывшего вице-премьера Бориса Алешина или такой крупнейшей фигуры оборонпрома, как экс-президент ОАК Михаил Погосян, отмечает член палаты Иосиф Дискин: «Мне кажется, при этом составе есть возможность сфокусироваться на анализе правоприменительной практики и оценке регулирующего воздействия законодательных актов».

Что дальше

После президентской будет заполнена региональная квота: 85 членов будут делегированы в Общественную палату региональными палатами. После этого рабочая группа из новых и старых членов Общественной палаты должна будет отобрать кандидатов на последние 43 места из числа выдвиженцев общественных организаций.

Интерес и доверие к палате как к институту гражданского общества будут определяться тем, как проблематика, которой она занимается, соответствует представлению общества о важном и полезном, говорит политолог Константин Костин: «Указ о новой квоте сохраняет преемственность, которая помогает в эту работу встроиться. Крайне важно, что средний возраст членов будет соответствовать среднему возрасту в стране – 39 лет, это необходимо для точного понимания проблем».

Новый состав выглядит консервативно и говорить о символах перемен было бы преувеличением, считает политолог Михаил Виноградов: «Видимо, ставка будет сделана не на персоны, а на попытки повышения субъектности палаты, хотя тут та же проблема, что и с Академией наук, когда структура скорее является источником статуса ее участников, чем политическим полюсом сама по себе». Вопрос и в том, удастся ли такому консервативному составу что-то изменить в работе, добавляет эксперт: «Возможно, ставка будет делаться на сотрудничество с региональными НКО, волонтерами, активистами, хотя тут тоже нужен баланс, чтобы перед президентскими выборами общественники не заняли особую позицию. К тому же зачастую они представляют себя, а не репрезентируют общественное мнение». Новых ярких представителей, от которых можно ждать изменений, нет – за исключением Максимова из КГИ, согласен сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц: «Возможно, было ограничение во времени и для перезагрузки не придумали ничего, поэтому оставили все как есть. Президентская квота выглядит уныло, нового качества не получилось».