Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина
Статья опубликована в № 4302 от 14.04.2017 под заголовком: Отставка не спасла от ареста

Новую работу Леониду Маркелову нашли в тюрьме

Арест экс-главы Марийской республики расшатывает систему власти, считают эксперты

Леонид Маркелов, 16 лет возглавлявший Марийскую республику и подавший в отставку по собственному желанию ровно неделю назад, задержан в четверг по подозрению в получении взятки. По версии следствия, Маркелов через доверенное лицо получил от учредителя ОАО «Акашевская» более 235 млн руб. за покровительство и содействие в получении господдержки. Адвокат Маркелова Игорь Трунов сказал «Ведомостям», что в ночь на пятницу экс-губернатор будет этапирован в Москву, где будет решен вопрос о мере пресечения; свою вину Маркелов не признает.

Кремль знал «об определенных вопросах, которые есть у следственных органов» к Маркелову, но его замена «в первую очередь связана с длительным сроком пребывания в должности», заверил журналистов пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. О том же говорил 6 апреля на встрече с врио главы республики Александром Евстифеевым и сам Владимир Путин, подчеркнувший, что Маркелов «уже 16 лет в Марий Эл и хотел бы поменять место работы».

Задержаны при исполнении

С 2015 г. были арестованы по различным обвинениям четыре действующих губернатора: Александр Хорошавин (Сахалинская обл.), Вячеслав Гайзер (Коми), Никита Белых (Кировская обл.) и Александр Соловьев (Удмуртия).

Похожая ситуация была с тульским губернатором Вячеславом Дудкой, который ушел сам, но в течение месяца на него возбудили уголовное дело, вспоминает политолог Михаил Виноградов: «Есть ощущение некоторого хаоса. Еще не был использован пропагандистский эффект от ареста [4 апреля] главы Удмуртии Александра Соловьева, как происходит новое задержание, казалось бы, по-хорошему ушедшего губернатора». При всей эксцентричности Маркелова происходящее выглядит как знак снижения не только губернаторского статуса, но и гражданской госслужбы в целом – хотя «не факт, что власти выгодно подавать такой сигнал», говорит эксперт. При этом подозреваемые не имеют возможности публично транслировать свою версию происходящего, а «подчеркнутая жесткость в части меры пресечения к больному [экс-главе Кировской области Никите] Белых или престарелому Соловьеву» заставляет опасаться прецедента появления «ритуальной жертвы», добавляет Виноградов: «Деградация политического веса губернаторов развязывает руки для разных экспериментов вплоть до укрупнения регионов. Но для таких шагов федеральной власти важно не просто усиливать контроль за происходящим на местах, но и брать на себя политическую ответственность. А в условиях концентрации первых лиц на международной повестке углубленное погружение в дела регионов весьма затруднено».

Точно таких случаев, как с Маркеловым, с губернаторами не было, говорит политолог Александр Кынев: «Либо губернатора арестовывали и после этого увольняли, либо снимали за утрату доверия и потом было дело. Чтобы человеку дали уйти по-хорошему, при этом публично было сказано, что он переходит на новую работу, а через несколько дней ситуация поменялась, – такого не было. И это самое загадочное». В последние годы полномочия губернаторов усиливали за счет давления на партии и муниципальной реформы, напоминает эксперт: «В нормальной системе есть сдержки и противовесы. В нашей ничего, кроме как уравновесить губернаторов усилением силовиков, не придумали. Но если раньше аресты были раз в полгода, то теперь раз в две недели». Однако переизбыток давления ведет к параличу системы, считает Кынев: «Легкий испуг может быть полезен, чтобы губернаторы были осторожны. Когда испуг слишком большой, то самое разумное – не делать ничего». Сейчас это выглядит как решение, принятое впопыхах, резюмирует эксперт: «А федеральный центр выглядит по-дурацки, поскольку неделю назад уволил Маркелова по-нормальному».