Статья опубликована в № 4304 от 18.04.2017 под заголовком: Условная победа

Президент Турции оставил оппозиции шанс на реванш

Победа Реджепа Эрдогана на конституционном референдуме оказалась весьма скромной

По предварительным результатам в воскресном референдуме о конституционной реформе в Турции приняли участие 85% избирателей и 51,4% из них поддержали переход от парламентской к президентской форме правления. Президент Реджеп Тайип Эрдоган, который с 2003 по 2014 г. занимал пост премьер-министра, теоретически сможет избраться еще на два срока подряд и в случае успеха останется у власти до 2029 г. Пост премьера при новой форме правления будет упразднен, а формировать свой кабинет президент сможет без учета мнения политических партий. Партии, до сих пор основные силы в формировании правительства, теперь не смогут выносить кабинету даже вотум недоверия. Изменения в полной мере вступят в силу после следующих выборов президента в 2019 г.

Референдум не соответствовал стандартам Совета Европы, заявила в понедельник ОБСЕ. Оппозиционная республиканская народная партия сообщила о намерении требовать пересчета до 60% бюллетеней в знак протеста против принятого в последний момент решения избирательной комиссии учитывать бюллетени, на которых нет печати избиркома. Против реформы проголосовали крупнейшие города – Измир, Анкара и Стамбул (там Эрдоган проиграл голосование впервые за 15 лет), а также курдские районы на юго-востоке страны.

Чрезвычайный референдум

Референдум проходил в условиях чрезвычайного положения, введенного после неудачного переворота в июле 2016 г. За время ЧП более 40 000 человек были арестованы, более 120 000 госслужащих уволены, закрыто около 140 СМИ.

Эрдоган проиграл, ведь при имеющихся у него рычагах он едва смог набрать больше половины голосов, убеждена директор центра турецких исследований при London School of Economics Эзра Ойзурек: «Эрдоган бросил за решетку 14 депутатов прокурдской партии – главного оппозиционного голоса в парламенте – и половину своих противников. Закрыл все оппозиционные телеканалы и газеты, т. е. другую точку зрения вообще невозможно было услышать. В стране по-прежнему режим ЧП. Я сильно сомневаюсь, что люди, которые поддержали реформу, вообще понимали, за что они голосуют: в бюллетене даже не было вопроса, а просто стояло «за» или «против». При таких-то условиях получить всего 51,4% – это вообще провал». Явка была очень высокой, лагерь противников существенно бы прирос, если бы кампания проводилась честно, особенно учитывая, что экономика сейчас не радует, добавляет эксперт.

Результат голосования скажется и на бизнесе, Эрдоган и там продолжит закручивать гайки, считает управляющий партнер REGroup Арсен Аюпов, занимающийся инвестиционным сопровождением турецкого бизнеса в России: «После попытки переворота начались очень жесткие чистки в турецком бизнесе. Например, в Москве на тот момент было три турецко-российские деловые ассоциации, две из которых оказались оппозиционными и буквально в течение одной-двух недель свое существование прекратили. Люди уехали, компании, связанные с оппозицией, работать в России и Турции перестали, нечто подобное может произойти и сейчас: их начнут душить напрямую или под видом конкуренции». Однако привязки оппозиции к определенным областям в бизнесе нет, отмечает Аюпов, ведь оппозиционеры были представлены почти в каждой сфере.

Эрдоган продолжит борьбу с оппозицией в том же ритме, как и после неудачного переворота, соглашается Ойзурек, но референдум дает оппозиционерам шанс оказать серьезное сопротивление на выборах президента 2019 г.: «Если они выдвинут сильного кандидата, то у них даже есть шанс на победу. Оппозиция очень разнородна: это и националисты с правого фланга, и прокурдские силы, и противники исламистов с левого фланга. Им, конечно, объединиться будет сложно, и именно внутренние разногласия и станут главным камнем преткновения».