Сенаторы могут помочь Генпрокуратуре в борьбе со следствием

Региональные элиты нуждаются в союзнике после громких арестов
Чайка хочет взять под прокурорский контроль проведение гласных оперативно-розыскных мероприятий (обысков, выемок и проч.) /Михаил Метцель

Право выходить в суд с ходатайством об аресте подозреваемого должно принадлежать исключительно прокурору. Об этом заявил генпрокурор Юрий Чайка, выступая перед сенаторами с ежегодным докладом о состоянии законности. Сейчас такую инициативу часто берут на себя следственные органы, и суды идут им навстречу вопреки позиции надзорного ведомства. Как следует из доклада Чайки, в прошлом году прокуроры не поддержали 4877 ходатайств о заключении под стражу (3,8% от общего количества), отказ следователи получили только в 1,2% случаев.

Отвечая на вопросы сенаторов, Чайка обрушился с резкой критикой на следственные органы. По его словам, за последние 2,5 года было зафиксировано 6700 случаев незаконного возбуждения уголовных дел и только в прошлом году принято 14 996 решений о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Сумма, на которую были удовлетворены материальные требования реабилитированных, составила почти 580 млн руб.

Это ненормально, потому что от имени государства прокурор выступает. Именно он выполняет функции уголовного преследования, а не следователь. Следователь – это как бы рабочий инструмент в руках прокурора.

Юрий Чайка
Генпрокурор России

Одновременно Чайка поднимает вопрос о необходимости взять под прокурорский контроль проведение гласных оперативно-розыскных мероприятий (обысков, выемок и проч.) – по крайней мере тех, что проводятся в отношении бизнеса. В прошлом году число выявленных прокурорами нарушений в этой области увеличилось на 13,3% (с 1125 до 1928), а в отношении предпринимателей – на 31,9% (с 649 до 1062), подсчитали в Генпрокуратуре. И лишь в 20,3% случаев их результаты явились основанием для возбуждения уголовных дел. Прокуратура предлагает наделить ее правом согласования таких мероприятий, проводимых в отношении хозяйствующих субъектов, – по аналогии с режимом, действующим в отношении проверок (их сейчас санкционируют прокуроры). Это позволит предупреждать случаи использования сотрудниками правоохранительных органов своих полномочий для незаконного вмешательства в деятельность бизнеса, уверены в ведомстве.

Сенаторы Чайку услышали. Комитету по конституционному законодательству дано поручение проанализировать ситуацию. «Если необходимо, давайте вносить в законодательство предложения по расширению полномочий прокуратуры», – предложила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, к началу осенней сессии от профильного комитета ждут проработанных предложений.

Сопредседатель центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» Андрей Назаров вспоминает, что вопрос о расширении процессуальных и надзорных полномочий прокуратуры уже много раз поднимал экспертный совет при бизнес-омбудсмене, такие предложения включались в его доклады. «И есть такое ощущение, что наконец дело сдвинулось», – говорит он.

Последние аресты глав регионов – шок для элит, объясняет политолог Михаил Виноградов внезапное появление у Чайки нового союзника. В сложившихся условиях в генпрокуроре они склонны видеть противовес репрессивному тренду, что логично вытекает из функций надзорного ведомства. «Взаимовыгодный союз без взаимных обязательств», – резюмирует эксперт.