Статья опубликована в № 4312 от 28.04.2017 под заголовком: Суд сэкономит на словах

Судьям разрешат меньше говорить

Верховный суд предлагает отменить необходимость зачитывать весь приговор

Верховный суд предлагает освободить судей от необходимости полностью оглашать текст приговора. Такие поправки в Уголовно-процессуальный кодекс в четверг поддержал пленум Верхового суда. Если они будут приняты, судьи смогут зачитывать только вводную и резолютивную части приговора. Это позволит сократить процедуру оглашения приговора, которая «в ряде случаев носит неоправданно длительный характер», говорится в пояснительной записке к законопроекту. По некоторым делам – с большим количеством эпизодов, совершенных группой лиц, – оглашение приговора порой растягивается на несколько дней, жалуется Верховный суд. При этом участники процесса должны слушать стоя, что весьма затруднительно для пожилых людей или имеющих проблемы со здоровьем, отмечают авторы законопроекта.

Право сторон на подачу мотивированных апелляционных жалоб от такого нововведения не пострадает, уверен заместитель председателя Верховного суда Владимир Давыдов. Они смогут в течение установленного срока получить копию приговора. Кроме того, тексты судебных решений публикуются в интернете, что обеспечивает дополнительные гарантии гласности, считают в Верховном суде.

Процент гласности

93%
Таков процент опубликованных приговоров от общего числа приговоров по уголовным делам, вынесенных судами первой инстанции, подсчитал в 2014 г. судебный департамент при Верховном суде. 23% приговоров публикуется с опозданием

Действительно, соглашается адвокат Владимир Краснов, при подготовке жалобы важнее иметь письменный текст приговора и пять дополнительных дней будут не лишними. А судьи освоили такую технику «скорочтения», что их бормотание все равно практически невозможно разобрать. Однако, замечает он, такое нововведение слабо соотносится с базовыми принципами процессуального права, такими как гласность судопроизводства или тайна совещательной комнаты. Ведь когда приговор оглашен, работа над ним считается оконченной. А по новым правилам судья получает возможность еще несколько дней упражняться в аргументации, при этом он уже не обязан соблюдать тайну совещательной комнаты. Впрочем, на фоне других проблем российского правосудия эта не самая серьезная, признает Краснов.

Такое решение сильно ограничит возможность средств массовой информации знакомиться с судебными решениями, предупреждает член Совета по правам человека при президенте Леонид Никитинский: публикуются далеко не все приговоры и с большой задержкой. Кроме того, при подготовке к публикации из судебных приговоров под предлогом необходимости защиты персональных данных вымарываются практически все цифры и имена собственные. Поэтому отказ от оглашения мотивировочной части приговора может существенно сказаться на доступе прессы к такой информации, считает он.

На самом деле журналистов интересует очень небольшое количество дел, возражает Давыдов. А время и силы на оглашение приговора участникам процесса приходится тратить при этом во всех случаях. Он уверен, что существующая практика является пережитком советских времен – считалось, что чтение приговора имеет воспитательное значение. Но это давно не так – несколько лет назад отказались от оглашения приговоров по делам об экономических преступлениях, и ничего страшного не случилось. Но, возможно, следует подумать о дополнительных способах информирования по самым актуальным делам, не исключил Давыдов.