Статья опубликована в № 4345 от 20.06.2017 под заголовком: Суд можно закрывать

Право суда закрывать весь процесс при наличии даже небольших секретов ничего не нарушает

Так решил Конституционный суд

Конституционный суд не нашел противоречий Основному закону страны в положениях статьи 10 Гражданского процессуального кодекса, позволяющих проводить судебный процесс в закрытом режиме – даже если охраняемая законом тайна составляет незначительную часть обсуждаемых вопросов. Решение о степени закрытости процесса в каждом конкретном случае принимает суд, а реализация принципа гласности может быть достигнута посредством размещения решения суда в интернете, говорится в определении суда. Он отказался рассматривать жалобу родственников погибшей студентки из Екатеринбурга Алины Саблиной, чьи органы после ее смерти изъяли без уведомления родных. Поводом для обращения в Конституционный суд стало решение Замоскворецкого суда, который закрыл процесс по иску родственников Саблиной о взыскании морального вреда с медиков. Это было сделано по настоянию ответчика – Горбольницы № 1 им. Н. И. Пирогова, где сослались на медицинскую тайну. Родственники девушки просили закрыть судебное разбирательство частично, поскольку обсуждать предполагалось не лечение – оспаривались в основном действия медиков.

Гласность обеспечена

Все было сделано по закону, принцип гласности включает в себя различные способы, обеспечивающие доступ широкой общественности к информации о мотивах принятого решения, говорится в заявлении российских властей, переданном в ЕСПЧ в феврале.

Фактически суд сказал, что проблема если и есть, то не в законе, а в практике, отмечает юрист «Сутяжника» Антон Бурков, представляющий интересы заявителей. На самом деле, когда суд хочет, он говорит, что закон неконституционный, как он понимается именно в правоприменительной практике. Но в данном случае этого не произошло. Забавно, добавляет он, что Конституционный суд сослался на публикацию решений в интернете, хотя заявители приложили заверенные скриншоты, подтверждающие, что решение не опубликовано. Точку в этом споре, видимо, поставит ЕСПЧ, который уже задал российским властям вопросы: было ли ограничение права заявителей на публичное разбирательство необходимым и оправданным и почему не опубликовано решение. Аргументы правительства совпадают с доводами Конституционного суда (см. врез).

Закон предусматривает возможность закрыть дело частично, но она практически никогда не применяется – непонятно, как это может быть реализовано на практике, говорит Александр Боломатов из юридической фирмы «Юст». Судебный контроль за такого рода процессуальными решениями минимальный, констатирует адвокат Иван Павлов. «Такое впечатление, что суды просто не понимают ценности, которую представляет открытость процесса, нам все время предлагают ориентироваться на результат, – говорит он. – Между тем, именно исходя из того, что происходит во время суда, народ принимает решение, доверять ли итогам процесса. Именно открытость легализует систему правосудия».