Политика
Бесплатный
Нина Ильина
Статья опубликована в № 4350 от 27.06.2017 под заголовком: Борьба за формат

Советники Трампа поспорили о формате будущей встречи с Путиным

Каким бы он ни был, ждать многого от этих переговоров не стоит, уверен эксперт

Желание президента США Дональда Трампа провести на полях июльского саммита G20 в Гамбурге полноценную встречу с Владимиром Путиным с соблюдением дипломатического протокола наталкивается на непонимание его администрации, сообщило в понедельник агентство Associated Press со ссылкой на сотрудников Белого дома. Вашингтон должен держать дистанцию в отношениях с Москвой и вообще относиться к ней с большой настороженностью, считают советники Трампа, предлагая ему вместо полноформатной встречи с Путиным короткую неформальную или даже «переговоры о стратегической стабильности», которые обычно проходят без участия президентов.

Протокольная сторона мероприятия вторична по отношению к первой личной встрече двух лидеров, а российская сторона будет готова на ту форму, которая будет удобна для американцев, прокомментировал это сообщение пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков. Белый дом заявил, что окончательного решения о том, состоится ли вообще встреча двух лидеров, не принято и информации по повестке пока нет.

Не формат, а повестка и готовность лидеров обсуждать актуальные вопросы сыграют решающую роль, считает бывший посол России в Саудовской Аравии, зампред совета Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов. На практике на подобных саммитах встречи лидеров проходят в двух форматах, объясняет он: либо встреча планируется заранее и включается в программу лидеров, а ее организацией начинают интенсивно заниматься посольства еще за две-три недели до саммита, либо она происходит уже на полях саммита и ее готовят переговорные команды, сопровождающие президентов. В первом случае лидеры могут встретиться с глазу на глаз в сопровождении переводчиков или в составе делегаций, а зал для встречи и повестка согласуются заранее. Если же встреча поспешно организуется на полях, то она, как правило, короткая, формат прорабатывается поспешно, сопровождающих меньше, а проводится встреча в любом подходящем помещении, «вплоть до кафетерия», добавляет дипломат: «Иногда бывает встреча накоротке, но обсуждают очень важный вопрос, по которому удается договориться. Хрестоматийный пример – конференция по ближневосточному урегулированию 1991 г., когда представители СССР и Израиля после короткой встречи объявили о восстановлении дипотношений. Краткость встречи и даже ее незапланированность не всегда предопределяет результат».

Как было с Обамой

В сентябре 2015 г. Владимир Путин и Барак Обама провели в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке первую за два года полноценную встречу. Беседа продлилась полтора часа, ее главными темами стали Сирия и Украина.

Путин и Трамп на первой встрече преследуют совершенно разные цели, уверен замдиректора Института Кеннана в Вашингтоне Уильям Померанц. Для Трампа важен сам факт встречи, ведь он так много говорил о намерении подправить отношения с Россией и теперь у него появится первое доказательство. Путин же хочет со стороны США конкретных действий, убежден эксперт: «Путин хочет если уж не снятия, то хотя бы нерасширения санкций, и о хороших отношениях с ним можно забыть, если законопроект сената о новых санкциях против России станет законом. Трамп будет ходить по острию: он не может быть слишком открытым или дружелюбным с Путиным, формат встречи с [руководителем МИД России] Сергеем Лавровым уже не прокатит, а лишь подогреет подозрения конгресса и истеблишмента по поводу его истинных намерений». Отношения с Россией – единственная сфера внешней политики, где республиканцы Трампа открыто тормозят, напоминает Померанц: торговля в силу своих скромных размеров препятствием для критики не является в отличие, например, от отношений США с Китаем, в которые вовлечены сотни миллиардов долларов, а действия Москвы в Крыму и на Восточной Украине обе партии никогда не примут. Поэтому ожидания от встречи в Гамбурге должны быть скромными, считает эксперт: Путин не получит от Трампа желаемого, а Трамп в одиночку улучшить отношения с Россией не может. У него пока нет команды, которая может проводить его внешнюю политику, многие посты в госдепе до сих пор вакантны, а инструменты для улучшения двусторонних связей лежат за рамками нынешних отношений, резюмирует Померанц: «Борьба с терроризмом на Ближнем Востоке может стать таким инструментом, но он недоступен ни сейчас, ни в обозримом будущем».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать