Статья опубликована в № 4369 от 24.07.2017 под заголовком: Безопасность вместо свободы

Россия объяснила Страсбургу, что безопасность дороже свободы

Москва ответила на вопросы ЕСПЧ по жалобе карельского блогера

Ликвидация некоммерческих организаций в связи с присутствием среди ее учредителей лиц, пусть только подозреваемых в экстремизме, не нарушает права граждан на свободу собраний, так как преследует цели защиты общественного порядка, охраны здоровья и нравственности. Об этом говорится в меморандуме уполномоченного России в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) Михаила Гальперина («Ведомости» с ним ознакомились), направленном в Страсбург в ответ на жалобы блогера Максима Ефимова и организации «Молодежная правозащитная группа» (МПГ), ликвидированной в 2015 г. по решению Верховного суда Карелии.

В 2011 г. Ефимов опубликовал в своем блоге статью «Карелия устала от попов», в которой объяснял рост антицерковных настроений превращением РПЦ еще в одну «партию власти». Его обвинили в разжигании социальной розни к православному духовенству, и в апреле 2012 г. против Ефимова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды). В том же году он получил политическое убежище в Эстонии. Расследование было приостановлено, однако фамилия Ефимова оказалась в перечне лиц, причастных к экстремистской деятельности. Это дало Минюсту основания добиваться ликвидации МПГ, поскольку присутствие Ефимова в числе учредителей организации противоречит закону о противодействии экстремизму, настаивали в ведомстве. Решение о ликвидации организации принято Верховным судом Карелии в январе 2015 г., а к концу того года в Страсбург ушли жалобы от имени самого Ефимова и ликвидированной МПГ. В них утверждалось, что российские суды подошли к делу формально и слишком широко истолковали законодательство об экстремизме.

ЕСПЧ задал российским властям всего два вопроса: имело ли место нарушение права Ефимова на свободу слова в связи с привлечением его к ответственности за антиклерикальные высказывания и не стала ли ликвидация созданной им организации нарушением права на свободу собраний? Ничего не нарушено, ответили российские власти, поскольку «право заявителя на свободу выражения мнения уравновешено существующими публичными интересами защиты национальной безопасности». Право на свободу объединений тоже может подлежать ограничениям, которые необходимы для предотвращения беспорядков, охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. МПГ могла устранить нарушение, но не стала этого делать.

Правовой аналитик «Агоры» Дамир Гайнутдинов, представляющий Ефимова в ЕСПЧ, называет эти аргументы отпиской: власти просто переписывают положения законодательства, не указывая, как они относятся к конкретной ситуации, и игнорируют доводы заявителя. Минюст действует так же, как российские суды, которые игнорируют аргументы подсудимого и переписывают из приговора в приговор, что у них нет оснований не доверять полиции, а доводы защиты направлены на уклонение от ответственности.