Политика
Бесплатный
Ольга Чуракова
Статья опубликована в № 4376 от 02.08.2017 под заголовком: Власть не умеет гасить протесты

Власти не хватает единой стратегии предотвращения локальных конфликтов

Эксперты проанализировали общественные волнения на местах

Прогнозы неизбежного роста числа протестов из-за экономических трудностей не оправдались, считают эксперты фонда «Петербургская политика», проанализировавшие общественные волнения в регионах в 2016 – первой половине 2017 г. Большинство выступлений было связано с местными проблемами, они не сопровождались серьезным ростом самоорганизации и чаще всего не попадали в СМИ, говорится в докладе. Акции по федеральным темам (выступления дальнобойщиков против системы «Платон», антикоррупционные акции Алексея Навального 26 марта и 12 июня) носили по большей части разовый характер и не вписывались в местную повестку. «Проблема федеральных тем в том, что их быстро приватизируют федеральные игроки, работающие на себя. Они не очень умеют интегрировать местные темы без ущерба для них, не создавать у людей ощущение использования», – поясняет автор доклада Михаил Виноградов.

Власти нередко отвечали на волнения ужесточением законодательства, но эти меры принимались выборочно и чаще в случае резонансных политических протестов, отмечают эксперты. В целом же отношение властей к акциям было двойственным: протестная самоорганизация не приветствовалась, но время от времени эта активность «легитимизировалась», хотя четких критериев разделения выступлений на «народные» и «антигосударственные» у власти не было, говорится в докладе. Еще большую двойственность демонстрировали правоохранители: в одних ситуациях они ограничивали активность, в других – реагировали на требования активистов и возбуждали уголовные дела за нарушение прав граждан. Сталкиваясь с проблемой, большинство чиновников ориентируются на свою политическую интуицию, а не на обобщенный опыт регионов, делают вывод авторы доклада: из-за этого протесты нередко вызывают у властей серьезный стресс, а их размах и значимость завышаются или занижаются.

«Много всего происходит само по себе, не то чтобы все горит – но и не умирает. Традиции говорить об этом нет, поэтому волнующиеся действуют сами по себе, будучи не в курсе опыта друг друга, хотя требуют иногда одного и того же», – подчеркивает Виноградов. Власть реагирует на волнения по-разному – от желания их не замечать до попыток «перехватить повестку». Но у власти тоже почти нет обмена опытом действий в таких ситуациях, отмечает Виноградов: «Важно чувствовать эмоцию протеста, понимать, насколько он серьезен, и в случае потенциально рискованных преобразований, чреватых протестами, думать над тем, как сделать их менее травматичными».

Государство наблюдает за локальными конфликтами и пытается с ними работать, оперативно реагируя на волнения, говорил ранее «Ведомостям» собеседник в администрации президента: «Мы призываем руководителей регионов реагировать и собирать информацию о проблемных темах, люди должны видеть обратную связь, реакция на любые обращения граждан должна быть очень быстрой».

«Последние несколько месяцев у людей растет оптимизм: по их ощущениям, закончилось падение уровня жизни и общая ситуация выровнялась», – говорит социолог «Левада-центра» Денис Волков. Поэтому ждать протестов по образцу 2011–2012 гг. не стоит – недовольство есть, но массового желания винить власть нет, тем более что в каких-то случаях, когда власть считает протесты обоснованными, она пытается договориться и идет на уступки, добавляет он.

За последнее время можно выделить три блока заметных проблем: краснодарские фермеры, «Платон» и истории с Навальным – это были наиболее организованные акции, говорит руководитель региональных программ близкого к Кремлю ЭИСИ Андрей Колядин. Но большинство остальных акций носили экономический характер, люди выходили с понятными требованиями, как, например, обманутые дольщики. Регионы же относились к ним как к сиюминутной проблеме, которую надо срочно решить, и не знали, что делать, отмечает эксперт. Акции редко делаются спонтанно, достаточно узнать мотивы организаторов и попытаться с ними договориться, считает Колядин: «Работать с протестной повесткой можно, пока в ней нет однозначного политического звучания и призыва к смене власти. Нужно прогнозировать, будет ли усиление таких протестов, и вырабатывать общую стратегию государства, обмениваться опытом, чтобы унифицировать действия».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать