Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 4380 от 08.08.2017 под заголовком: Экстремизм не вынес экспертизы

Суд не признал биолога экстремистом за критику свиноводов

Хотя статья с этой критикой остается в списке экстремистских материалов

Майкопский горсуд в понедельник прекратил за отсутствием состава преступления уголовное дело об экстремизме (ст. 282 УК) против директора Института региональных биологических исследований Валерия Бриниха. Его судили за статью «Молчание ягнят» об ущербе экологии от свиноводческого комплекса «Киево-Жураки АПК». Об этом сообщил адвокат правозащитной группы «Агора» Александр Попков, защищавший Бриниха. Дело было возбуждено в декабре 2014 г. По версии следствия, в статье негативно оценивалась группа лиц по признаку национальности – адыгейцы. Но в итоге прокуратура отказалась от обвинения. Решающим аргументом стала экспертиза Института криминалистики ФСБ, которая не нашла признаков экстремизма. Текст содержит критику республиканских властей, но «критика лиц, осуществляющих политическую деятельность, является нормой в гражданском и демократическом обществе», говорится в заключении.

Следователи ссылались на выводы эксперта криминалистического центра ГУВД по Краснодарскому краю Сергея Федяева, который распространил отрицательную коннотацию слова «овца» на использованное в тексте слово «ягненок». На основании заключения этого же эксперта тот же Майкопский суд в декабре 2014 г. по запросу республиканской прокуратуры признал статью Бриниха экстремистским материалом. Теперь Бриних не экстремист, но его текст по-прежнему числится в списке экстремистских материалов.

Скорость решений

Ленинскому районному суду Оренбурга в 2012 г. потребовалось всего 30 минут, чтобы включить в список экстремистских материалов сразу 65 мусульманских книг, вспоминает Верховский.

«Это прецедент», – признается Попков: аналогичных случаев он не помнит. Чисто теоретически одна из сторон может ходатайствовать перед судом об исключении текста из перечня экстремистских материалов, но его клиент пока не решил, будет ли он этого добиваться. В прокуратуре Адыгеи оперативно не ответили на вопрос «Ведомостей» об их реакции на ситуацию.

С юридической точки зрения такая ситуация не является нонсенсом, говорит человек в правоохранительных органах: автор текста, признанного экстремистским, сам может не быть экстремистом, в данном случае решающую роль играет наличие в его действиях умысла на разжигание розни. Вполне может оказаться так, что человек ничего подобного и не злоумышлял, а вот написанный им текст после публикации начал жить своей жизнью.

Директору центра «Сова» Александру Верховскому известны случаи, когда материалы исключались из перечня экстремистских, но не из-за оправдания подозреваемого, это слишком редкий случай. Однако ситуация в Майкопе хорошо иллюстрирует низкое качество подобных решений, отмечает он. Примерно в половине случаев материалы признаются экстремистскими по упрощенной процедуре, авторов обычно к делу не привлекают, и спора как такового не возникает. Не так давно Генпрокуратура ужесточила порядок обращения в суд с подобными ходатайствами: теперь это может делать только прокурор региона и только по согласованию с Генпрокуратурой. И такие меры действительно работают, признает Верховский. Но проблему штамповки решений о признании материалов экстремистскими это не решает, напоминает эксперт.