Политика
Бесплатный
Нина Ильина
Статья опубликована в № 4413 от 22.09.2017 под заголовком: Ангела Меркель ищет партнеров

Чего боятся конкуренты Меркель и что обсуждают на выборах в Германии

После победы на выборах в бундестаг партии канцлера потребуется младший партнер

Судя по опросам, на воскресных выборах в бундестаг уверенно победит Христианско-демократический союз (ХДС) канцлера Германии Ангелы Меркель вместе с традиционными партнерами из Христианско-социального союза (ХСС). Но большинства, нужного для формирования правительства, Меркель не получит, и ей придется искать партнеров по коалиции.

Все боятся Меркель

Меркель создавала коалиции уже трижды: в 2005 и 2013 гг. – с Социал-демократической партией (СДПГ), в 2009 г. – со Свободной демократической партией (СвДП). Но партнеры каждый раз за это расплачивались: СДПГ на выборах 2009 г. получила худший результат в своей истории, а СвДП в 2013 г. вообще не прошла в парламент.

Младший партнер всегда в убытке, согласна советник партии «Зеленые» в Берлине Мирья Хеге: «Самая большая партия просто забирает на себя все внимание». «Мы прилежно отрабатывали большие темы, но успех за это всегда прикарманивала Меркель», – добавляет глава близкого к СДПГ фонда им. Фридриха Эберта Мирко Хемпель. По его мнению, статистически вероятнее всего новая большая коалиция ХДС и СДПГ, но лидер социал-демократов Мартин Шульц много раз от такого варианта отрекался. Либералы, считающиеся наиболее вероятным членом новой коалиции, тоже сделали выводы из предыдущего опыта, считает директор близкого к СвДП фонда Фридриха Науманна Юлиус фон Фрайтаг-Лорингхофен: «В 2009 г. они были в эйфории, оказались слишком встроены в наспех скроенную коалицию и упустили момент, когда договор начал противоречить интересам партии». Если партнеры не согласятся на принципиальные требования СвДП, то партия лучше уйдет в оппозицию, уверяет он: «Если мы не сможем оказывать влияния на экономический курс, то зачем тогда коалиция?» И даже в случае вступления в коалицию лидер СвДП Кристиан Линднер не войдет в правительство и «сохранит статус наполовину оппозиционера», считает фон Фрайтаг-Лорингхофен.

В ХДС на запрос «Ведомостей» не ответили, представительство близкого к ХДС фонда Конрада Аденауэра в Москве от комментариев отказалось.

Слышать такие претензии странно, удивляется доктор Университета Бохума Герд Депенброк: причина провала СвДП в 2013 г. – их же собственные политики, а социал-демократы вообще выбрали очень странную стратегию критиковать правительство, в котором только что сидели. Принципиально важный вопрос не в том, какие партии войдут в коалицию, а на каких условиях, и это уже задача каждой отдельно взятой партии – провести переговоры так, чтобы не остаться в проигрыше, полагает эксперт.

Дефицит тем

В целом победа ХДС вопросов не вызывает: даже оппоненты признают, что наделали массу ошибок.

Козырями «Зеленых» долго были окружающая среда и снятие ограничений для мигрантов, но первая тема в Германии уже развита, а вторая оказалась под вопросом во время кризиса с беженцами, говорит Хеге. Поэтому «Зеленые», по ее мнению, вышли из моды и выпали из времени: «Это двойной удар для нас, ведь мы всегда позиционировались как партия будущего». Проблемой всей кампании стали слишком широкие и абстрактные темы, которые не приносят очков, считает Хеге: «Все используют тему равенства, ни одна партия не скажет: нет, мы против равенства, но у каждой будет свое определение. То же со справедливостью или образом будущего – непонятно, что это вообще конкретно значит».

Как избирается бундестаг

Парламент Германии избирается раз в четыре года по так называемой связанной смешанной системе. Чтобы быть представленной в бундестаге, партия должна получить более 5% голосов избирателей или провести своих кандидатов как минимум в трех мажоритарных округах. Как и в России, на участке каждый избиратель голосует за одного из 299 кандидатов-одномандатников и за партию в целом, но система распределения мандатов отличается от российской. Процент голосов, полученных по партспискам, определяет общее число мест для каждой партии: сначала эта квота заполняется победителями по округам, а затем, если еще остаются свободные мандаты, – кандидатами из партсписка. Если одномандатников прошло больше, чем предусмотрено партийной квотой, то число мандатов для партии увеличивается – но пропорционально растет и число депутатов от других партий, чтобы доля каждой из них соответствовала итогам партийного голосования.
Поскольку голосование за одну партию и за одномандатника от другой партии случается достаточно часто (на предыдущих выборах так поступила примерно четверть избирателей), число депутатов, формально составляющее 598 человек, постоянно колеблется – так, в уходящем созыве работают 630 партийных депутатов и один независимый. Соответственно, меняется и число мандатов, необходимое для формирования правящей коалиции: сейчас это 316 голосов (коалиция в составе ХДС/ХСС и СДПГ имеет 503 мандата), но в новом созыве это число, скорее всего, увеличится.

СвернутьПрочитать полный текст

У СДПГ тоже отсутствует ведущая тема, которая могла бы мобилизовать избирателей, согласен Хемпель: «Даже лучший кандидат лишь настолько хорош, насколько хороши у него темы, которые ему вручает партия. Тема равенства – основная тема кампании Шульца – кажется слишком абстрактной, а темы образования и подъема по социальной лестнице активно разыгрывают и другие партии. Сама Меркель намертво сидит на каждой такой теме и размывает контуры». Социал-демократы сами отошли от своих традиционных позиций, считает глава близкого к Левой партии политического фонда Розы Люксембург Керстин Кайзер: «За время нахождения в коалиции с Меркель они сместились к центру, и им уже неоткуда брать новых избирателей. Более того, социал-демократы сместили само определение социальной сферы – то, что раньше было правом на соцпомощь, вдруг стало милосердием, теперь нужно не требовать этого права, а выпрашивать». Шульц побоялся работать с левыми на трех земельных выборах в этом году, хотя позиции левых и СДПГ во многом совпадают, и в том числе и поэтому везде проиграл, резюмирует Кайзер.

А вот в правой «Альтернативе для Германии» (АдГ) уверены, что партия поднимает темы, которые замалчивались годами, предлагает конкретные решения и именно поэтому забирает избирателей у других партий и уверенно проходит в парламент, говорит кандидат от АдГ Альберт Брайнингер: «Мы еще не в бундестаге, но уже повлияли на его работу. В Германии сейчас как при Брежневе в СССР: по телевизору одно, а в холодильнике и кошельке другое. Другим партиям нечем крыть наши аргументы, поэтому они в истерии поливают нас грязью и необоснованно вешают на нас клеймо нацистов». Поэтому переговоров о коалиции АдГ ни с кем не вела и вести не будет, добавляет политик: «Все эти партии предали интересы немецкого народа. ХДС нам ближе всего по идеологии, но работать с ними будем только после ухода Меркель».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать