Статья опубликована в № 4443 от 03.11.2017 под заголовком: Остров двойного назначения

Как азиатское турне Трампа скажется на судьбе Тайваня

И почему жители «второго Китая» не спешат воссоединяться с первым

В пятницу начинается азиатское турне Дональда Трампа – самая длинная поездка президента США за всю историю (она продлится до 14 ноября). Он побывает в Японии, Южной Корее, Китае, Вьетнаме и на форуме АТЭС на Филиппинах. Посещение Тайваня программой не предусмотрено, но на этом острове, судьба которого во многом зависит от политики Пекина и Вашингтона, за поездкой Трампа будут следить с особым вниманием.

Тайвань и Китай

Отношения между двумя Китаями становятся особенно напряженными, когда к власти на острове приходит выступающая за суверенитет Демократическая прогрессивная партия (ДПП). Сейчас как раз такой период – в январе 2016 г. выборы президента выиграла Цай Инвэнь, призывавшая остановить дрейф в сторону Пекина и увеличить расходы на оборону.

Референдумы в Каталонии и Иракском Курдистане задают повестку, тайваньцы внимательно за этим следят, говорит замминистра по делам материкового Китая Чиу Чиученг: «У нас самый запутанный и бюрократичный закон о проведении референдума в мире, сейчас в парламенте рассматривают к нему поправки». Но это лишь одна из возможных мер по отношению к Китаю, добавляет он: «Пекин на официальном уровне говорит одно, а на неофициальном убеждает наших бизнесменов оказать на нас давление».

Проблема референдума связана с идентичностью тайваньцев, сводить которую к сторонникам и противникам объединения было бы большим упрощением, говорит профессор Национальной академии Тайваня Ивэн Доулей: «Идентичность тайваньцев развивалась по законам военного времени, а потому становилась инструментом манипуляции со стороны политических групп. В результате идентичность на уровне нации оказалась слабее, например, этнической. Большинство жителей острова считают себя тайваньцами, выступают за сохранение политической автономии и своего образа жизни, но те же самые люди сохраняют, например, крепкие связи с материковым Китаем в силу культурного бэкграунда и бизнес-интересов».

Значение бизнеса в этом плане преувеличено и в Тайбэе, и в Пекине, продолжает Доулей: бывали случаи, когда Пекин засылал на Тайвань бизнесменов с острова, надеясь, что их голоса смогут поменять расклад сил на выборах в пользу КНР, но какой-то эффект это могло бы возыметь только при небольшом разрыве между конкурентами. К тому же тайваньские бизнесмены и так могут заниматься бизнесом в Китае и будут ратовать за объединение, только если статус-кво поменяется, а их бизнес-интересы окажутся под угрозой. В то же время более высокий уровень жизни по сравнению с Китаем и состояние экономики – важный для тайваньцев аргумент не в пользу объединения, резюмирует эксперт: «Очевидный пример – Гонконг: после его возвращения Китаю в 1997 г. жители стали возмущаться, что в город началась массовая миграция китайцев из других частей страны и это меняет их уклад. Тайваньцы смотрят на это и такой судьбы для себя не жаждут». Экономический рост на Тайване стагнирует, все больше молодежи и «мозгов» видит свое будущее в Китае, возражает работавшая на острове профессор-китаист Университета Мэри Вашингтон Элизабет Фройнд Лэрас, и решающим станет вопрос, как будет расти экономика Китая.

Тайвань и США

В декабре 2016 г. Трамп принял звонок с поздравлениями от президента Инвэнь, что стало первым за несколько десятилетий прямым контактом между лидерами США и Тайваня. Позже Трамп признался, что не понимает, почему должен быть связан концепцией одного Китая, что вызвало жесткую реакцию Пекина. И лишь спустя несколько месяцев президент США заявил о готовности уважать политику одного Китая, а в апреле принял Си Цзиньпина в своей резиденции во Флориде.

От ответа на вопрос об оценке Трампа тайваньские чиновники уходят, осторожно называя его эмоциональным. «Мы организовали этот звонок в Белый дом, а это уж мир пусть решает, что это значит», – отмечает высокопоставленный тайваньский дипломат. Звонок был до инаугурации Трампа, а вот Пекин со своей реакцией явно переборщил, добавляет он: «Мы под таким давлением активизировали свое южное направление, тот же туризм. Количество туристов из Вьетнама за год выросло на 130%, сейчас мы активно работаем и с Таиландом».

Разворот Тайваня на юг – скорее иллюзия активности, считает сотрудник одного из западных представительств (аналог посольств) в Тайбэе: «Им просто некуда идти, с Европой и США они и так уже работают на максимуме, около 40% экспорта и львиная доля прямых инвестиций идут в Китай, и заменить его будет невероятно сложно. Но для населения нужно создавать эффект активности». Статус-кво сейчас устраивает все стороны, считает дипломат: «Никто из ключевых игроков в разрешении ситуации не заинтересован, хотя потенциально этот конфликт – один из самых разрушительных в мире». Вашингтону выгодно сохранить рычаг давления на Пекин, а Китай может позволить себе подождать, продолжает собеседник: «Материковому Китаю торопиться некуда, он сам будет потихоньку подтягиваться к острову в том числе экономически». Тайвань же фактически оказался в тупике: при объявлении независимости на остров нападет Китай, но в акте США о помощи Тайваню нет конкретики и обязательств военной помощи – США могут ограничиться дипломатической защитой, подчеркивает дипломат. В то же время тайваньцы, особенно молодежь, будут воспринимать примирительную риторику в отношении Пекина как предательство национальных интересов.

Звонок президента Тайваня – единственное, чем Трамп отличился от своих предшественников, в остальном же позиции США в регионе неизменны, особенно если брать такие важные сферы, как продажа оружия и торговля с Тайванем, убеждена профессор Лэрас. В июне Белый дом заявил о продаже Тайваню оружия на $1,4 млрд, напоминает она. Сумма не такая уж и большая и речь в основном о модернизации существующего арсенала, но важен момент, когда об этом было сказано, отмечает эксперт: «Через три месяца после встречи во Флориде, где Трамп пытался убедить Си занять жесткую позицию по отношению к КНДР. Тайваньцы тогда сильно напряглись и боялись, что их принесут в жертву, ведь теперь Трамп называет Си своим другом, а приоритет – КНДР. Но желаемого Трамп не получил и послал ответный сигнал Пекину новой поставкой вооружений на Тайвань».-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more