Статья опубликована в № 4503 от 07.02.2018 под заголовком: Никос Анастасиадис: Хорошие отношения с США не означают, что мы против России

Никос Анастасиадис хочет дружить и с Россией, и с США

Переизбранный на второй срок президент Кипра считает, что российский бизнес помогает его стране восстановиться после кризиса
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Выборы на Кипре вызвали дежавю. Снова демократ Никос Анастасиадис соперничал с коммунистом Ставросом Маласом, опять понадобилось два тура, а главной темой был вопрос объединения греческой и турецкой частей острова.

Объединение Анастасиадис считает одним из приоритетов своей политики. Летом переговоры под эгидой ООН, которые он вел, сорвались из-за позиции противоположной стороны. Но его доверенные лица в конце декабря рассказали британской газете The Guardian, что в случае победы на выборах Анастасиадис до лета 2018 г. возобновит мирные переговоры. «Решение вопроса практически уже готово, – сказал тогда газете кипрский эксперт Кириякос Пиеридес. – Нужна лишь политическая воля, чтобы сесть за стол переговоров и завершить их».

Киприоты высказались за сохранение нынешнего курса – президент Анастасиадис буквально спас страну от краха, пять лет назад сделав ставку на ЕС, чтобы выйти из финансового кризиса. Но одновременно активно укрепляет отношения с Россией, от денег которой во многом зависит благополучие острова.

Неудобный отец

Республика Кипр

Государство на одноименном острове в Средиземном море
Территория – 9251 кв. км.
Население (на конец 2016 г.) – 854 800 человек.
ВВП (январь – сентябрь 2017 г., в текущих ценах) – 14,2 млрд евро.
Инфляция (2017 г.) – 0,5%.
Безработица (III квартал 2017 г.) – 10%.
Бюджет (январь – ноябрь 2017 г.): доходы – 6,3 млрд евро, расходы – 5,8 млрд евро.
Внешнеторговый оборот (январь – ноябрь 2017 г.): импорт – 7,3 млрд евро, экспорт – 2,7 млрд евро.
Государственный долг (ноябрь 2017 г.) – 18,9 млрд евро. Кипр с мая 2004 г. – член Евросоюза, в январе 2008 г. присоединился к еврозоне.

Анастасиадис родился 27 сентября 1946 г. в Пера-Педи – местечке на юге Кипра неподалеку от Лимасола. Этот город, где сейчас живет семья Анастасиадиса, часто называют русским – он популярен у наших соотечественников, повсюду слышна русская речь.

Мать президента была домохозяйкой, отец – полицейским. Он оказался не самым удобным для политика родителем из-за истории 1974 г. Тогда в результате переворота пришел к власти Никос Сампсон. Турция воспользовалась моментом и под предлогом защиты соотечественников оккупировала часть Кипра. На посту президента Сампсон продержался всего неделю, но за это время отец Никоса Анастасиадиса Хрисантос зарекомендовал себя пособником хунты: согласился стать начальником полиции Лимасола при новой власти, пишет Politico. Всё бы ничего, но Никос отказывается умалчивать об отце. Наоборот, он даже в официальной биографии заявляет, что тот очень повлиял на него, и не раз публично благодарил отца за мудрые советы. Например, как важно иметь такой высокий уровень образования, чтобы не зависеть от власти.

Один остров, два мира

«План Аннана» по воссоединению Кипра разрабатывался в 1999–2004 гг. На острове должна была появиться Объединенная Кипрская Республика из двух автономий. Территория турецкой уменьшалась с 37% до 28,5%. Пост премьер-министра по очереди занимали бы два турка-киприота и четыре грека-киприота из созданного президиума, треть членов правительства должны были быть представителями турецкой части острова, 85 000 беженцев из греков-киприотов должны были вернуться в свои дома, но турецкие поселенцы и войска оставались на этой территории. У ООН был мощный рычаг для давления – конфликт мог помешать Кипру вступить в ЕС. Но не помешал. Апрельский референдум об объединении провалился, но уже 1 мая 2004 г. Кипр стала полноправным членом ЕС с формулировкой, что в союз входит вся территория, контролируемая правительством Республики Кипр. Последняя попытка объединить остров была прошлым. 27 июня Никос Анастасиадис и лидер непризнанной Турецкой республики Северного Кипра Мустафа Акынджи при посредничестве генсека ООН Антониу Гутерриша пытались договориться в швейцарской Кран-Монтане. Неудачно. Одним из камней преткновения снова стал вопрос, выводить ли турецкие войска с острова.

Анастасиадис изучал юриспруденцию в Афинском университете и морское право в Университетском колледже Лондона. Вернулся на Кипр, отслужил в армии и в 1972 г. основал в Лимасоле юридическую фирму «Никос Анастасиадис и партнеры».

Юриспруденция увлекла его ненадолго. Уже в 1976 г. он стал одним из учредителей правоцентристской партии «Демократический сбор» (ДИСИ) и ее молодежного крыла. Его политическая карьера развивалась незатейливо: после избрания в палату представителей Кипра в 1981 г. он был депутатом, пока через 23 года не стал президентом. С 1993 г. возглавлял парламентскую фракцию ДИСИ, а с 1997 г. занял пост председателя партии.

Граната для депутата

Ставрос Малос во время президентской кампании заявил, что Анастасиадис недостаточно смел. Похоже, он погорячился. Кроме истории с отцом есть и другие примеры, показывающие, что это не так. История с покушением на него тоже может служить доказательством.

2004 год ознаменовался очередной попыткой объединить Кипр. На этот раз за дело взялся генсек ООН Кофи Аннан, создавший амбициозный план имени себя. На референдуме в апреле 65% населения турецкой части острова поддержали план, а 75% жителей греческой части выступили против. Приверженец плана Анастасиадис даже у собственной партии (будучи ее лидером) не нашел поддержки: более 60% проголосовали против. После референдума неизвестные бросили в его дом гранату. Были сомнения, сможет ли Анастасиадис остаться у руля партии, вспоминает Politico. Но он удержался и через три года успешно переизбрался председателем.

Как Кипр выходит из кризиса

Экономика Кипра после реализации радикальных мер по преодолению кризиса с каждым годом набирает ход. Если в 2013 г. спад достиг почти 6%, то уже в 2015 г. рост составил, по данным МВФ, 1,7%, а в прошлом году, по предварительным данным, оказался самым высоким в еврозоне – 3,4%. Еврокомиссия (ЕК) в начале декабря прогнозировала рост на 3,5% во многом благодаря высоким расходам частного сектора и инвестициям. Кипр получил от тройки международных кредиторов 10 млрд евро для борьбы с последствиями кризиса, разразившегося в 2013 г., но взял только 7,2 млрд. Уже в марте 2016 г. программа кредитования завершилась. «Мы не можем отменить нанесенный [вкладчикам кипрских банков] ущерб и повернуть время вспять, – говорил в интервью «Ведомостям» министр финансов Кипра Харрис Георгиадес. – Что мы можем – так это гарантировать, что подобное никогда больше не повторится; для этого мы и принимаем меры по реформированию банковского сектора, чтобы он снова стал безопасным и стабильным». Никос Анастасиадис в интервью «Успешному бизнесу» сказал примерно о том же: «Это [переговоры с Еврогруппой о помощи Кипру и «стрижке» депозитов] был очень сложный момент в моей политической карьере – я сделал все что мог, чтобы защитить интересы граждан своей страны и будущее нашей банковской системы в целом. Это очень горький опыт, но теперь он уже в прошлом. Благодаря последовательным и решительным действиям, а также пониманию и терпению со стороны граждан страны, нам удалось преодолеть тяжелейший кризис. Быстрое восстановление экономических показателей – доказательство того, что мы выбрали правильный курс». Ситуация в банковском секторе действительно улучшилась, просроченных кредитов в последние два года стало меньше, но они остаются одним из главных рисков для его экономики, предупредила ЕК по результатам проведенного прошлой осенью анализа. По данным центробанка Кипра, в июне 2017 г. проблемными были займы на 22,4 млрд евро, или 45% кредитного портфеля банков. Учитывая увеличение резервов на их покрытие в крупнейшем банке страны, Bank of Cyprus (BoC), летом прошлого года, BoC и вся банковская система Кипра будут убыточны в 2017 г., прогнозировало агентство Moody’s Investors Service. Хотя нынешнее правительство Кипра неоднократно отклоняло идею возместить потери вкладчикам и держателям облигаций, в ноябре, когда к этому активно призывали некоторые конкуренты Анастасиадиса в ходе президентской кампании, власти согласились создать фонд поддержки вкладчиков. Первоначальный размер фонда составит 25 млн евро, правительство будет пополнять его за счет государственных средств в последующие годы, ему могут быть переданы некоторые государственные активы, заявил тогда Георгиадес. Принципы работы фонда определят инструкции, которые разработают парламент и кабинет министров, сказал он тогда. С тех пор каких-либо значимых новостей об этом фонде не появлялось. ЕК предупредила в своем докладе, что появление такого фонда «создает прецедент для предъявления похожих требований другими группами, создавая дополнительные средне- и долгосрочные фискальные риски». Лучше использовать будущие профициты бюджета для ускорения погашения долга и увеличения инвестиций в проекты, которые повысят производительность и потенциал экономики в долгосрочной перспективе, считают в Брюсселе. Кипр уже начал досрочно погашать антикризисные займы тройки. В июле 2017 г. он досрочно выплатил МВФ 288 млн евро, сократив долг перед фондом до 700 млн евро. Перед этим платежом Никосия разместила семилетние облигации на 850 млн евро с доходностью 2,75% (ставка по кредиту фонда – 3,52%). Выпуск гособлигаций и первичный дефицит бюджета (составил 2,3% ВВП в 2016 г. и может достичь 3% в 2017 г., по прогнозу МВФ) позволили министерству финансов сформировать подушку безопасности более чем в 1 млрд евро; этих средств достаточно для покрытия ожидаемых финансовых потребностей Кипра до конца 2018 г.

СвернутьПрочитать полный текст

Анастасиадис упорствует до сих пор. «План Аннана был уникальной возможностью решить застарелую кипрскую проблему. Сейчас уже 12 лет жили бы в объединенной стране, – настаивал он два года назад в интервью кипрскому русскоязычному журналу «Успешный бизнес». – Но момент упущен, и сейчас найти решение гораздо сложнее».

«Глупо даже допустить, что он не прислушивается к отличным от своего мнениям. Нет, он решителен, намечает цели и методично составляет планы по их достижению – у него есть программа, – говорил журналистам Politico знакомый Анастасиадиса. – Он упорный, энергичный и открыто защищает свои убеждения». Во время избирательных кампаний Анастасиадис не отвечал на провокационные заявления, а серьезно, без издевок или злословия приводил аргументы в защиту своей позиции, отмечает журнал.

Демократ против коммуниста

Пять лет назад киприоты, впервые с 1960 г., когда получили независимость от Великобритании, выбирая президента, ориентировались на экономическую программу, а не на риторику по национальному вопросу (последние 40 с лишним лет это тема воссоединения острова), пишет Politico. Кипр был охвачен жестким экономическим кризисом, который многие связывали с ошибками президента-коммуниста Димитриса Христофиаса (2008–2013). Анастасиадис как лидер партии – антагониста левых решил попытать счастья на президентских выборах. Тем удивительнее было, что его главным соперником оказался Ставрос Малас из той же Прогрессивной партии трудового народа Кипра, что и оставляющий президентский пост Христофиас.

В первом туре голосовало более 83% избирателей. Анастасиадис набрал 45,5%, Малас – 27%. Во втором туре разрыв сократился – 57,5% против 42,5% при явке 81,6%.

В этом году при явке чуть более 71% Анастасиадис набрал в первом туре 35,5%, Малас – 30,25%. На второй тур пришло уже почти 74%, у Анастасиадиса оказалось 56%, у Маласа – 44%.

На парламентских выборах 2016 г. ДИСИ получила 20 мандатов, а Прогрессивная партия трудового народа Кипра – 19.

Анастасиадис выступает за частичную приватизацию госкомпаний и против повышения налогов, за сокращение роли профсоюзов и отказ от призыва. Два года назад срок военной службы был сокращен с 24 до 14 месяцев.

Кто вспомнит о Крыме?

В 2011 г. Анастасиадис был одним из инициаторов принятия парламентом Кипра программы «Партнерство ради мира», а вступление страны в НАТО назвал одной из своих главных задач. Но президент Христофиас тогда наложил вето на решение парламента, а территориальный спор не позволяет Кипру стать членом альянса. В 2015 г. Анастасиадис, уже сам президент, подписал с Владимиром Путиным соглашение, дающее российским военным судам право захода в кипрские порты.

На словах он не поддерживает санкции против России. «Зачем [Европе] надо было давать обещания, если не были готовы оказать соответствующую поддержку и помощь? Кто сегодня вспоминает о Крыме? И чего мы добились введением всех этих санкций? Ничего. Как санкции помогли Украине? Никак. Как повлияли на отношения Европы и России? Крайне негативно <...> На трибунах ЕС я неоднократно пытался доказать ошибочность введения санкций», – рассуждал он на страницах «Успешного бизнеса». Но сразу же оговаривался: «Мы все действуем в русле общей европейской политики. В соответствии с основополагающими принципами ЕС все решения принимаются единогласно. Этому могут предшествовать длительные дискуссии, но в конечном итоге все приходят к общему решению».

А в феврале 2015 г., пока Совет ЕС, только что продливший антироссийские санкции на полгода, расширял черный список, Анастасиадис отправился с официальным визитом в Россию. В том же году он еще раз посетил нашу страну – в мае, в связи с 70-летием Победы. Он также был одним из немногих западных политиков, которые приезжали в Россию в прошлом году. В октябре он встретился с Путиным в ходе двухдневного рабочего визита, среди прочих документов президенты подписали очередную программу совместных действий – на этот раз на 2018–2020 гг. В ней сказано о взаимном желании расширять сотрудничество. На вопрос «Успешного бизнеса», кто из политиков у него вызывает восхищение и уважение, Анастасиадис ответил: «Из действующих европейских политиков – прежде всего Ангела Меркель и Владимир Путин. В Европе достаточно много волевых и целеустремленных людей, но эти двое безусловно выделяются на общем фоне».

Спасибо русским

«Кипр очень тесно связан с Российской Федерацией. Наша экономика и наша оборона во многом зависят от вас. Мы получили льготы по выданному нам Россией кредиту, тысячи российских фирм на Кипре инвестируют в нашу страну. У нас проживает примерно 30 000 россиян. Туризм также в значительной степени развивается за счет ваших соотечественников», – говорил Анастасиадис ТАСС перед первым визитом в Россию в качестве президента.

До этого он приезжал в Россию десятки раз. Впервые он побывал в Москве в 1989 г. два дня проездом: делегация кипрских депутатов ехала на конгресс молодежных организаций в Эстонию.

«Почему мы быстро восстанавливаемся после кризиса? Потому что с нами остались иностранные бизнесмены – россияне, которые платили здесь налоги, покупали недвижимость, тратили деньги в ресторанах и магазинах, платили за обучение своих детей в частных школах. Мы должны признать, что в сфере услуг большинство наших клиентов – из России. А основным источником пополнения бюджета Республики Кипр является именно доход от оказания услуг (юридических, банковских, бухгалтерских, консультационных) и доходы от туризма. Конечно, на Кипр приезжают туристы и из других стран. Но большинство наших гостей – россияне, – говорил он «Успешному бизнесу». – [Россияне] не ушли с Кипра, как многие предрекали. А ведь именно разрыв наших деловых отношений с Россией был целью жесткого давления, оказанного на Кипр в 2012–2013 гг. Вы помните все эти обвинения в том, что Кипр отмывает деньги российских олигархов?»

«При вступлении на пост президента я говорил, что буду переориентировать внешнюю политику нашей страны посредством усиления связей с Соединенными Штатами. Но вместе с тем я также уточнял, что это никогда не будет осуществляться в ущерб отношениям с традиционными друзьями, такими как Российская Федерация», – рассказывал Анастасиадис ТАСС. А «Успешному бизнесу» уточнял: «Если новые отношения не направлены против ваших друзей, а только используются в интересах вашей страны, то я не вижу никакого противоречия. Например, я никогда не считал, что хорошие отношения России и Турции (пока они были такими) направлены против Кипра <...> Если у нас хорошие отношения с США, это не значит, что мы против России. Налаживание связей с Израилем, например, не мешает нашим хорошим отношениям с Палестиной, Египтом, Иорданией, Ливаном».

Семья

У Анастасиадиса есть сестра и брат-близнец. «Мы сейчас общаемся не очень много – встречаемся в доме матери по субботам», – рассказывал он «Успешному бизнесу» и сетовал, что его близким периодически надоедают просьбами поспособствовать в решении того или иного вопроса, использовав родственные связи.

В детстве братья были похожи друг на друга, но сейчас их не спутаешь. «Самое заметное – цвет кожи у нас теперь разного оттенка. Конечно, сразу видно, что мы братья, но для посторонних вряд ли очевидно, что мы двойня». Не похожи они и по характеру, и по выбранной стезе. Брат далек от политики и трудится инженером. Никос Анастасиадис признался «Успешному бизнесу», что политиком задумал стать еще в детстве: «В школе я с удовольствием брался за какие-то общие задачи и дела, был членом совета класса». А первый опыт публичных выступлений он получил в школьном театре. Потом была работа в студенческом профсоюзе и вступление в объединение либеральных партий «Союз центра» Георгиоса Папандреу.

Анастасиадис дымит как паровоз, в штаб-квартире его партии было разрешено курить, несмотря на закон, утверждает Reuters. Признает, что любит выпить «в умеренных количествах». Ничуть не смущается, когда настырные журналисты интересуются, красит ли он волосы. Утверждает, что нет.

Работает Анастасиадис в Никосии, а на выходные ездит к семье в Лимасол. С женой Андри он познакомился в 16 лет, а женился после окончания учебы в университете в 1971 г. Некоторое время Андри работала по специальности гражданским инженером, а сейчас занимается благотворительностью, работая в нескольких фондах, и нянчит внуков. Свою пенсию Анастасиадис перечисляет в один из фондов, оплачивающий обучение за рубежом талантливых детей из малообеспеченных семей.

От двух дочерей у пары внук и три внучки. Дочери звонят отцу дважды в день, а по субботам вся родня собирается на обед дома в Лимасоле. Правда, Анастасиадис сетовал «Успешному бизнесу», что работать приходится и в выходные: «Отдых я позволяю себе только после обеда: сиеста на час-полтора – моя давняя традиция, это позволяет мне плодотворно работать до позднего вечера».