Политологи о реакции власти на трагедию в Кемерове

С объявлением траура опоздали, региональные власти показали неадекватность, Тулеев будет отправлен в отставку, но не сейчас
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Аббас Галлямов, политолог

Региональные власти показали свою полную неадекватность. Если бы Тулеев с самого начала поехал на место трагедии, встречался с родственниками, наказывал виновных, то и претензий к нему не возникло бы. Он ничего этого не делал и выпал из повестки. Все это интерпретировалось как то, что власть бесконечно далека от людей и равнодушна к их проблемам. Следующей ошибкой Тулеева были слова о том, что на площадь вышли «200 бузотеров». Прием — обвинять в любой сложной ситуации людей, что они работают на Госдеп, — казалось бы, универсальный. Но в такой ситуации он не работает. Это ведь не политика, это простые человеческие эмоции. Если власти в подобной ситуации будут противопоставлять себя людям, они проиграют.

Путинское большинство настроено антисистемно, и если Путин не будет разбираться с проштрафившимися бюрократами, то он из политика-одиночки, который единственный может навести порядок, превратится в главного чиновника страны. Его избирателю это совершенно не понравится. Хорошо, что Путин приехал в Кемерово. Плохо, что он никого не наказал и не пришел на митинг. Сейчас принципиальный вопрос — уволит ли он Тулеева. Когда любой ценой пытаешься усидеть в кресле, обвиняя родителей погибших детей в политической оппозиционности, то это выглядит бесконечно цинично и бьет по всей системе в целом. Если Путин оставит Тулеева, ответственность за его поведение ляжет уже на него.

С объявлением траура власти опоздали. Возможно, было нежелание портить позитивный настрой после выборов и была надежда, что трагедия окажется не настолько масштабной и можно будет обойтись минимальным ее присутствием в информационном пространстве.

Константин Калачев, руководитель «Политической Экспертной группы»

Отставка Тулеева должна была состояться давно, об этом говорили еще осенью 2017 г. Сегодня «в бою» проверялся возможный преемник Тулеева – Цивилев (бывший гендиректор угольной компании «Колмар», ныне – вице-губернатор Кемеровской области – «Ведомости»). Он бросился на амбразуру - и промахнулся: проявил себя не с лучшей стороны, даже стояние со свечой на коленях вряд ли исправит впечатление, которое создалось во время митинга.

Цивилев допустил несколько коммуникативных ошибок, когда начал искать врагов и обвинять отца погибших детей [в желании попиариться на трагедии]. Если бы он сегодня справился с ситуацией, это был бы преемник Тулеева. Теперь же все не так однозначно, как было еще вчера. В целом реакция региональных властей на сложившуюся ситуацию была безобразной. Сказывать о том, что вышли 200 оппозиционеров, - это ни в какие ворота. Я считаю, что Тулеев сам себя пережил: человек, который когда-то был профессиональным народным трибуном, сейчас похож на престарелого сатрапа, который заискивает перед царем и не может повторить собственные прошлые подвиги – выйти и пообщаться с людьми, разделить с ними скорбь.

Не вполне понятно, почему федеральные власти так долго держали паузу [с объявлением общенационального траура]. Возможно, ждали подтверждения данных о количестве погибших. Решение выглядит несколько затянутым, но в итоге Владимир Путин в Кемерово прилетел, с инициативной группой встретился, цветы возложил и провел совещание, на котором выглядел более чем достойно.

Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги

Власти повели себя как обычно – замалчивали информацию, поэтому люди из-за недоверия пытались проводить свои расследования, из-за чего появились слухи о большем числе жертв. Реакция федеральной власти была катастрофически медленной, объявление траура, да и вообще реакция Путина сильно запоздали.

Трагедия показала абсолютную неспособность разговаривать с людьми. Поведение Тулеева фантастическое — он извиняется перед Путиным. То есть власти подотчетны главному начальнику, а не людям. Рассуждения вице-губернатора, что все пиарятся на трагедии, — это общее место, когда власти не способны найти содержательный ответ на проблемы и отчаяние людей. Видно, что мандат доверия Путину очень условный: мы его подтверждаем, но только отвяжитесь от нас, дальше мы двигаемся по разным траекториям. И этим траекториям не сойтись никогда. Власть имеет только символическое значение и не имеет никакого отношения к решению проблем реальных людей.

Путин не принимает решений под давлением, особенно под давлением общественности. Поэтому он отправит Тулеева в отставку, но через какое-то существенное время.

Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика»

Федеральная власть стремится исправить ситуацию с задержкой реакции. И вроде бы делает все возможное — ведет себя сегодня так, как должна была вести вчера. Ключевая проблема федеральной власти — демонстрировать эмпатию, настроенность на одну волну со скорбью и гневом, которые испытывает российское общество независимо от политических взглядов. Назначение альтернативных скорбных мероприятий в Москве и Петербурге показывает, что эту эмпатию настроить не удается.

Что касается региональной власти, то есть ощущение, что Тулеев и его окружение остаются политиками ХХ века. Если кемеровское общество оттаяло от того цементирования, которое там было 20 лет, то областная власть исходит из того, что ничего не изменилось, что нет никакого кризиса доверия и ощущения власти одной из виновных. Социальные проблемы, которые есть в каждом регионе, а особенно в таком продвинутом, как Кемеровская область, не находили выплеска — и сегодня это выплеснулось в запросе на правду и недоверии к словам власти.

Не очень правильно в реакции федеральной власти перевести все стрелки на губернатора и мэра. Скорее всего, пожарный надзор ни тому, ни другому не подчиняется.

Но сохранение Тулеева на посту губернатора становится политически невозможным. Но неясно, как оформлять его уход, — идти ли на уступку общественному мнению или подчеркивать, что бунтовать нельзя. К тому же непонятно, на чем держалась 20 лет стабильность в регионе, — лично на Тулееве или эта система может функционировать без него. Потому что от этого будет зависеть подбор губернатора: надо ли с нуля создавать рухнувшую систему социальной стабильности или ее удастся воспроизвести без каких-либо трудностей.

Крупнейшие по числу жертв трагедии в торговых центрах и развлекательных заведениях