Статья опубликована в № 4576 от 29.05.2018 под заголовком: Махатхир Мохамад: Коалиция восстановит верховенство закона

Сумеет ли Махатхир Мохамад победить коррупцию в Малайзии

Политик, второй раз возглавивший малазийское правительство, пытается изменить модель власти, которую раньше создавал
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В начале мая в Малайзии впервые более чем за 60 лет оппозиции удалось победить на выборах. Она получила 176 из 222 мест в парламенте. Коалиция «Альянс надежды» пришла к власти на фоне недовольства населения коррумпированностью правительства предыдущего премьер-министра Наджиба Разака. Это одно из самых драматичных и в то же время бескровное свержение авторитарного режима в новейшей истории. Еще более примечательно, что реформистскую революцию возглавил 92-летний Махатхир Мохамад, занимавший пост премьера в 1981–2003 гг. Сейчас он действовал вместе с Анваром Ибрагимом, своим бывшим протеже, а позднее противником.

Первоначальное ликование стихает, и Махатхиру предстоит непростая задача выполнить обещания коалиции: отменить репрессивные законы, реформировать коррумпированные общественные институты и обеспечить более честное распределение благосостояния. Скептицизм по поводу перехода Махатхира на сторону демократии – лишь одно из многих препятствий, которые стоят перед его правительством.

Малайзия

Государство в Юго-Восточной Азии
Территория – 330 800 кв. км.
Население – 32,4 млн человек.
ВВП (2017 г., в текущих ценах) – $364,4 млрд.
Уровень безработицы  (март 2018 г.) – 3,3%.
Инфляция (апрель 2018 г.) – 20,9%.
Внешнеторговый оборот (2017 г.): импорт – $193,9 млрд,  экспорт – $216,4 млрд.
Государственный долг (2017 г.) – 50,8% ВВП.
Международные резервы (март 2018 г.) – $110,8 млрд.

Предыдущая правящая партия – Объединенная малайская национальная организация (ОМНО) за десятилетия, что была у власти, использовала правовую систему, гражданские службы и госкомпании в собственных целях. Но репрессии, манипуляции на выборах и подозрения в коррупции достигли апогея при Наджибе. Ему было запрещено покидать страну после того, как Махатхир начал новое расследование по поводу предполагаемого хищения средств из суверенного фонда 1MDB, созданного как раз при Наджибе.

«Коалиция не будет мстить, но восстановит верховенство закона», – заявил Махатхир на пресс-конференции после выборов.

Если у Махатхира все получится, многонациональная страна с населением 31 млн человек, которая привлекла внимание множества иностранных инвесторов, сможет стать примером для остальных государств, страдающих от репрессивных режимов и утечки мозгов за границу. Для других стран – от Мьянмы и ЮАР до Индонезии и Египта – переход от авторитаризма к более демократическим политическим системам оказался трудным. Анвар, освобожденный Махатхиром из тюрьмы, не испытывает иллюзий относительно того, что его ждет, если через год-два он станет премьером, как это запланировано. «Я изучал историю и знаю, как революции и народные движения разочаровывали массы», – говорит он.

Даже критики признают, как быстро после приведения к присяге в качестве премьера 10 мая Махатхир начал разрушать систему, которую сам помогал создавать. Он добился королевского полного помилования для Анвара, который впервые сел в тюрьму при Махатхире в 1998 г. (до 2004 г.) и затем снова – при Наджибе в 2015 г. В отставку ушли генпрокурор и руководитель антикоррупционной комиссии Малайзии. Также Махатхир создал комитеты по вопросам институциональных и экономических реформ и начал расследовать скандал вокруг суверенного фонда Малайзии 1MDB, из которого было выведено и отмыто минимум $4,5 млрд, согласно данным министерства юстиции США.

Но подозрения остаются. Хоть Махатхир и назначил руководить этими комитетами борцов за гражданское общество и технократов, других его ставленников, по мнению многих жителей Малайзии, например экономического советника и экс-министра финансов Даима Заинуддина, вряд ли можно отнести к истинным реформаторам. Кроме того, его кабинет министров состоит не только из таких приверженцев оппозиции, как вице-премьер Анвар и его жена Ван Азиза Ван Исмаил, но и таких фигур, как нынешний министр внутренних дел Мухиддин Яссин, один из важных деятелей ОМНО.

Сомнительный фонд Разака

Наджиб создал суверенный инвестиционный фонд 1Malaysia Development Berhad (1MDB) после того, как занял пост премьер-министра в 2009 г. Он обещал, что средства будут использованы для финансирования новых секторов экономики и для превращения Куала-Лумпура в мировой финансовый центр. Управлял фондом наблюдательный совет во главе с Наджибом. Но с 2015 г. фонд сотрясает один скандал за другим. Расследования ведут власти целого ряда стран, от Малайзии и Сингапура до Швейцарии и США. В связи с махинациями вокруг фонда всплывали громкие имена: например, по требованию американских властей актер Леонардо Ди Каприо в 2017 г. передал им картину Пабло Пикассо, а модель Миранда Керр – ювелирные украшения стоимостью более $8,1 млн. Подарки знаменитостям сделал малазийский бизнесмен Джо Лоу; министерство юстиции США подозревало, что он купил их на деньги, выведенные из 1MDB. Под подозрение также попадал инвестбанк Goldman Sachs, который активно работал с Наджибом и 1MDB, получив $600 млн комиссионных. Из-за скандала власти Сингапура запретили бывшему банкиру Goldman Sachs Тиму Лейсснеру работать в финансовом секторе страны в течение 10 лет. Следователи считают, что Наджиб использовал 1MDB для получения взяток, а связанные с ним лица – для скупки активов по всему миру. По оценке минюста США, из фонда было выведено не менее $4,5 млрд, деньги отмывались через сеть компаний-пустышек и банковские счета в США и других странах.  В самой Малайзии несколько расследований относительно поступления $681 млн на личный банковский счет Наджиба были начаты еще в пору его премьерства, в 2015 г. Позднее он утверждал, что это был подарок от члена королевской семьи Саудовской Аравии и что большую часть денег он вернул. Наджиб всегда отрицал какие-либо нарушения в 1MDB. На прошлой неделе полиция в ходе обыска пустующей квартиры в престижном районе Куала-Лумпура обнаружила наличные на сумму $28,6 млн в малазийских ринггитах, долларах США и еще 24 валютах. По словам Амара Сингха, руководителя подразделения полиции по борьбе с экономическими преступлениями, его подчиненным и 21 сотруднику центробанка потребовалось три дня, чтобы пересчитать деньги. Кроме того, были изъяты 284 дамские сумочки класса люкс и еще 37 сумок с ювелирными украшениями и дорогими часами. Полиция не сообщила, кому принадлежала квартира, однако в последнее время она провела обыски в нескольких квартирах Наджиба, его жены и детей, в том числе в этом районе.  Между тем новый министр финансов Лим Гуан Энг сообщил 24 мая, что правительство Наджиба привлекло центробанк, Bank Negara Malaysia и другой суверенный инвестфонд – Khazanah для оплаты $1,8 млрд долгов 1MDB, которые тот не был способен обслуживать. По словам Лима, на конец 2017 г. обязательства 1MDB, по которым он не мог расплатиться, составляли $9,5 млрд. Михаил Оверченко

СвернутьПрочитать полный текст

Сторонники «Альянса надежды» дают Махатхиру возможность доказать, что он изменил взгляды после того, как объединил разрозненные оппозиционные партии. (А популярность Махатхира среди сельского населения помогла «Альянсу надежды» победить на выборах, хотя их шансы не впечатляли.) По их словам, он должен продолжать реформы, чтобы сохранить целостность новой коалиции, состоящей из перебежчиков из ОМНО (где доминируют этнические малазийцы), а также Партии народной справедливости Анвара и Партии демократического действия (где преобладают этнические китайцы).

«Новое правительство показало хороший старт, но перед ним стоит трудная задача, особенно это касается правовой реформы», – говорит исполнительный директор правозащитной организации Suaram Севан Дорайсами. Suaram была одной из нескольких организаций, которые на протяжении десятилетий пытались помешать ОМНО и полиции использовать расплывчатые законы для преследования диссидентов. Только в прошлом году Suaram зафиксировала 155 случаев, когда людям грозили судебные иски, нарушавшие их право на свободу слова, и 280 случаев задержания людей без следствия.

Дорайсами и другие активисты хотят, чтобы правительство немедленно установило мораторий на использование таких законов до того, как они могут быть изменены или отменены новым парламентом, который приступит к работе в ближайшие месяцы. Сам Махатхир уже продемонстрировал новые взгляды, когда в Twitter поставил на вид полиции арест человека, критиковавшего его в Facebook. Махатхир пообещал пересмотреть соответствующий закон, когда соберется парламент.

По словам Аманды Уайтинг, специалиста по малазийскому законодательству в Мельбурнском университете, проблема заключается не только в самих законах, а в «глубоко укоренившейся» нетерпимости к критике и во вмешательстве в судебный процесс. «Необходим культурный сдвиг, они не могут просто изменить законы, – говорит она. – [В стране] наблюдается полное отсутствие доверия к некоторым из основных государственных учреждений, например к генеральной прокуратуре. Есть сильные сомнения в ее неподкупности».

Коррупция и кумовство глубоко засели в раздутых государственных службах Малайзии, и Махатхир пообещал сокращать чиновников, начав с 17 000 человек, назначенных при Наджибе. Как утверждает парламентарий и член «Альянса надежды» Вон Чень, до 40% годовых государственных расходов, которые в этом году могут достичь $59 млрд, пропадают из-за коррупции и растраты средств. Предыдущие правительства охотно выдавали гранты и контракты своим сторонникам, отмечает он. «Очевидно, какой путь мы должны выбрать, – говорит Вон. – Вопрос в том, хватит ли у нас воли на это».

Махатхир с усердием принялся преследовать своего предшественника, назначив нескольких уважаемых специалистов по борьбе с коррупцией расследовать возможное хищение средств из 1MDB. Он позволил полиции провести тщательные обыски в домах Наджиба и членов его семьи. Только из одних люксовых апартаментов в Куала-Лумпуре было изъято несколько сотен дизайнерских сумочек и десятки чемоданов, наполненных ювелирными украшениями, деньгами и другими ценными вещами. Адвокат Наджиба раскритиковал «кавалеристскую и безответственную» манеру поведения полиции, но Махатхир заявил, что новое правительство лишь следует законам, а не стремится получить взятку.

«Если кто-либо совершил ошибку, закон это решит, но я не собираюсь мстить в какой-либо форме», – говорит Шукри Абдулл, новый руководитель антикоррупционной комиссии. При Разаке он был заместителем руководителя, но, по его словам, покинул комиссию из-за того, что ему угрожали смертью за расследование дела 1MDB.

Махатхиру необходимо провести это расследование быстро, чтобы платить проценты по долгам. Как отмечает новый министр финансов Лим Гуань Эн, прошлое правительство вложило $1,8 млрд в 1MDB с апреля 2017 г. для выполнения долговых обязательств.

«Вопросов много, – говорит банкир из Куала-Лумпура. – Они должны выявить все долги, теневые сделки и определить остаточный риск».

Питер Мамфорд, директор по Азии Eurasia Group, консультант по политическим рискам, утверждает, однако: есть предел тому, как далеко новый премьер-министр пойдет в борьбе с коррупцией. «Махатхиру нужно продемонстрировать, что он чистит систему, но осушать болото он будет осторожно и избирательно, – считает он. – Потому что в шкафах много скелетов».

Тезисы антикоррупционной кампании оппозиции нашли отклик: в стране накопилось раздражение дороговизной жизни и глубоким социальным неравенством, в которых, как считалось, виновата администрация Наджиба. В частности, «Альянс надежды», пообещав отменить введенный Наджибом в 2015 г. 6%-ный налог на товары и услуги, снискал похвалу международных экономистов. Они считали, что со стороны правительства было бы разумно диверсифицировать доходы бюджета, в основе которых лежали налоги на добычу нефти.

Налог на товары и услуги отменят с 1 июня. Но правительству предстоит разработать конкретные планы по замещению выпадающих доходов, которые, по прогнозам, в этом году составят около $12 млрд (почти пятая часть всех поступлений в казну), и финансированию других популистских обязательств, таких как восстановление некоторых топливных субсидий и отмена дорожных сборов.

Старший экономический советник правительства говорит, что отскок цен на нефть с 2015 г. даст Малайзии достаточную передышку, но с этим согласны не все аналитики. «Как они собираются компенсировать потерянные доходы от налога на товары и услуги? – спрашивает Стив Клейтон, исполнительный директор JPMorgan в Малайзии. – Ведь нужно заполнить достаточно большую дыру».

Махатхир также должен объяснить, как обеспечит справедливое распределение плодов быстрого экономического роста Малайзии (в прошлом году ВВП вырос на 5,9%).

Обещанная ревизия – и, возможно, пересмотр – многомиллиардных инфраструктурных проектов, согласованных с правительством Китая в рамках инициативы председателя Си Цзиньпина «Один пояс – один путь», может помочь создать больше рабочих мест и открыть больше возможностей для бизнеса. Но перекройка того, что Махатхир назвал «неравноправными договорами» с Китаем, будет тяжелой. Быстрое осуществление целого комплекса радикальных изменений несет риски. Ожидания высоки, и малазийцы полны решимости заставить лидеров страны нести ответственность за взятые обязательства.

«Наш самый большой страх заключается в том, что плохие привычки имеют обыкновение возвращаться, и тогда мы придем к ОМНО 2.0, – говорит Бахаром, 52-летний сторонник Анвара. – Но только в этот раз люди сказали свое слово. Не перестроятся – мы их вышвырнем».

Перевели Алексей Невельский и Наталия Жукова

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more