Статья опубликована в № 4619 от 30.07.2018 под заголовком: Секс, ложь и пенсии

Как нижняя палата поработала в весеннюю сессию

Думские скандалы подпортили позитивную повестку
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Госдума в пятницу завершила весеннюю сессию. В первом полугодии 2018 г. депутаты сделали немало для своих избирателей: повысили МРОТ, продлили дачную амнистию, помогли дольщикам и заключенным. Но самыми яркими событиями сессии все равно стали скандалы.

Правда или травля

Одним из самых резонансных думских событий стал скандал и обвинения депутата от ЛДПР Леонида Слуцкого в сексуальных домогательствах по отношению к журналисткам. Об этом в феврале открыто заявили Екатерина Котрикадзе (RTVI), Фарида Рустамова (Русская служба Би-би-си) и Дарья Жук («Дождь»), а Би-би-си опубликовала расшифровку аудиозаписи, где Слуцкий предлагает Рустамовой стать его любовницей. Сам депутат все обвинения отрицал. Думская комиссия по этике, изучив жалобы Жук и Рустамовой, не нашла нарушений и предложила им обращаться в суд. В ответ группа российских СМИ, в том числе РБК, «Коммерсантъ» и «Ведомости», объявила бойкот Думе в целом или ее отдельным представителям.

Председатель нижней палаты Вячеслав Володин увидел в этом элементы травли: «Оказывать давление на депутатов, более того, навешивать ярлыки, травить депутатов, потому что приняли решение, которое считают справедливым и нужным, – это значит выходить из правового поля». А поздравляя думских журналисток с днем 8 Марта, он даже посоветовал тем из них, кому «опасно работать в Думе», поменять работу. Единственными депутатами, поддержавшими СМИ, оказались Валерий Рашкин (КПРФ) и телеведущая Оксана Пушкина («Единая Россия»). Впрочем, зампред Совета Федерации, секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак тоже дал понять, что осуждает Слуцкого: «К сожалению, это не наш депутат, мы бы разобрались быстро. Каждый определяет для себя сам, что значит вести себя по-мужски».

Несмотря на отсутствие последствий для депутатов, эксперты «Петербургской политики» в мае констатировали, что харассмент стал новой темой в российской политике. Однако в июле журналисты начали возвращаться в Думу: например, аккредитацию запросил телеканал «Дождь». Его главный редактор Александра Перепелова пояснила «Ведомостям», что позиция телеканала не изменилась и он и далее не намерен освещать думские мероприятия, но корреспонденту «Дождя» нужен доступ в Думу для общения с источниками. В июле палата отклонила законопроект Володина о гендерном равенстве: его новая редакция, которую по поручению председателя Думы готовит Пушкина, должна в том числе запрещать сексуальные домогательства.

Общее или особенное

19 июля депутаты одобрили в первом чтении законопроект о повышении пенсионного возраста, за него голосовала только фракция «Единая Россия». Этому предшествовала заочная перепалка Думы с администрацией президента по поводу отзывов на реформу со стороны региональных властей. Володин заявил, что обсуждение пока идет недостаточно активно – во многих регионах, где осенью пройдут выборы, заксобрания предпочли уйти в отпуск. Думские собеседники «Ведомостей» при этом подчеркивали, что за сбор отзывов регионов отвечает администрация президента, а близкие к администрации люди возражали, называя этот вопрос межведомственным, поскольку «нюансы прохождения реформы через территории» курируют руководители разных кремлевских подразделений. Эксперты же объясняли сложившуюся ситуацию нежеланием всех центров власти брать на себя ответственность за непопулярное решение.

Само же одобрение законопроекта привело к разладу внутри единороссов. После того как экс-прокурор Крыма Наталья Поклонская единственная во фракции проголосовала против проекта, все единороссы дружно бойкотировали заседание возглавляемой ею комиссии по контролю за доходами депутатов, а лидер фракции Сергей Неверов предложил Поклонской самой решить, готова ли она и дальше работать в коллективе. Та в ответ заявила, что не собирается сдавать мандат. А вот замсекретаря генсовета «Единой России» Сергей Железняк, чье отсутствие на этом заседании тоже вызвало большой резонанс (коллеги пытались обвинить его в прогуле, но депутат представил выписанный именно 19 июля больничный), подал заявление об отставке с партийного поста.

Хорошо или ничего

Сами депутаты, подводя итоги сессии, делали акцент на цифрах. Володин рассказал, что весенняя сессия 2018 г. стала самой долгой за 20 лет: прошло 50 пленарных заседаний, депутаты рассмотрели почти 1000 законопроектов и практически разгребли наследство прошлой Думы, из которой им перешло 2020 законопроектов. Среди самых важных свершений Думы депутаты назвали принятие внесенных еще в 2008 г. поправок о зачете времени содержания в СИЗО как «день за два», повышение МРОТа до прожиточного минимума, продление на два года дачной амнистии, усиление контроля за долевым строительством, расширение перечня редких заболеваний, лекарствами для лечения которых граждан обеспечивает Минздрав, и другие инициативы. Кроме того, депутаты повысили с 2019 г. ставку налога на добавленную стоимость с 18 до 20% – правда, эту правительственную инициативу, как и пенсионную, поддержали лишь единороссы.

Завершилась сессия неожиданно. В последний день работы парламентских журналистов, как обычно, позвали на итоговую пресс-конференцию председателя палаты и лидеров фракций. Однако впервые с начала седьмого созыва ни одного вопроса им задать не удалось: закончив свои выступления, депутаты встали и направились к выходу – хотя сам Володин, говоря о необходимости доработки пенсионного законопроекта, подчеркивал, что неприятные вопросы необходимо «обсуждать и не замалчивать». В пресс-службе Госдумы «Ведомостям» заявили, что формат мероприятия не был «жестко определен», хотя на вопросы журналисты записывались именно у сотрудников пресс-службы.

Польза или вред

В соответствии с призывом президента Путина Дума организовала широкое обсуждение пенсионного законопроекта и с регионами, и с представителями правительства, напоминает руководитель ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Документ рассматривался по расширенной процедуре, как законопроект о федеральном бюджете. Исходя из тех же принципов, Дума увеличила более чем в 2 раза срок приема поправок ко второму чтению». Кроме того, за сессию принят целый ряд социально значимых законов, добавляет эксперт, приводя в пример, в частности, повышение МРОТа, законы по защите дольщиков, снижение налога на имущество граждан по кадастровой стоимости, упрощение госрегистрации автомобилей, начало рассмотрения законопроекта об отмене роуминга.

История со Слуцким, безусловно, негативно сказалась на имидже Думы, но плюсы пока все равно перевешивают минусы, считает политолог Аббас Галлямов: «Доминирующим остается восприятие, что нынешняя Дума гораздо адекватнее своих предшественниц. Достаточно вспомнить самый громкий весенний законопроект – о контрсанкциях. Его первоначальная версия была очень жесткой, но, выслушав критику, депутаты радикально смягчили текст, а не встали в позу, как было раньше». Чрезвычайно важными станут второе и третье чтения пенсионного законопроекта – от того, как поведет себя Дума, во многом зависит то, как она будет восприниматься обществом в ближайшие годы, предполагает эксперт: «Руководству Думы придется изрядно постараться, чтоб проскочить между Сциллой общественных настроений и Харибдой экономической необходимости».

Задачи очищения имиджа Думы как взбесившегося принтера все же не было, полагает политолог Михаил Виноградов. Скорее, по его мнению, речь шла о дополнении имиджа по нескольким линиям: Дума – политический субъект, который что-то решает; Дума, которая принимает не только запретительные, но и полезные законы; Дума, которая пытается изжить внутри себя фриков и в которой не фрики играют ключевую роль. Все эти задачи решены частично, продолжает эксперт. В качестве политического субъекта скорее рассматривается руководство Думы, а не парламент в целом. Правительство стало относиться к Думе с большим пиететом и вниманием, хотя в критических случаях иногда и ведет себя как прежде. Принятие полезных законов более заметно вовлеченным и следящим, в то время как «имидж странных людей, принимающих странные решения, формировался исполнительной властью с первой Думы в 1993 г. и вряд ли легко преодолим», отмечает Виноградов. Резонанс радикальных законов все равно выше, попытки запускать согласительные процедуры оказываются за рамками повестки, а «выдавливание прежних фриков не позволило полностью их заменить – в эту нишу начала дрейф новая группа депутатов, включая того же Слуцкого», заключает эксперт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more