Политологи об итогах единого дня голосования: общее впечатление крайне печальное

Пенсионная реформа оказала влияние на результаты выборов, но оно не было решающим фактором
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Федор Крашенинников, политолог:

Пенсионная реформа на самом деле спасла всех местных руководителей и кандидатов «Единой России» от ответственности за скверные результаты их партии. Теперь они будут говорить, что они не виноваты, что это Кремль затеял пенсионную реформу, а они лишь поддерживали президента, будучи партией президента, – они уже начали вести эту линию, я читал сегодня комментарий секретаря генсовета партии Андрея Турчака, который сказал, что 30% в такой ситуации не так уж и плохо.

Общее впечатление от выборов крайне печальное. Особенно в тех регионах, где будет второй тур, – очевидно, что люди готовы голосовать за кого угодно, кроме таких губернаторов, как Светлана Орлова во Владимирской области. Люди устали от этих губернаторов, но у них нет выбора – по сути, им приходится голосовать за каких-то случайных спойлеров, которые явно «сольют» второй тур, потому что так не договаривались.

А больше всего меня возмущает, что власть сама, сознательно, делает второй партией власти КПРФ. Не допуская к выборам нормальные оппозиционные партии, она раз за разом позволяет собирать протестные голоса этой умирающей партии, которая потом начинает хвастаться, что она на самом деле влиятельна в России. Люди голосуют за другие партии, кроме «Единой России», от отчаяния – просто потому, что не из кого выбирать. У людей, особенно живущих в крупных городах, склонных к проевропейскому образу жизни, выбора нет – они либо должны не ходить на выборы, либо выбирать из трех неприятных альтернатив «Единой России» ту, которая им наименее неприятна. Это самое печальное во всех этих выборах – то, что они не показывают реальные настроения в стране и реальное отношение людей к власти.

Александр Кынев, доцент Высшей школы экономики:

Общая динамика была предсказуема, тренд работал на повышение результатов любой оппозиции, которая дошла до бюллетеня. Было понятно, что она получит больше, чем было в 2013 и 2016 гг., но она получила даже больше прогнозируемого. Я ожидал вторые туры в Хакасии и Хабаровском крае, для меня неожиданностью стал второй тур в Приморье. В целом результаты оппозиции лучше, чем могли бы быть, люди проголосовали даже за откровенно слабых кандидатов. Если кандидат хоть как-то вел кампанию, если он всерьез боролся, то он получал больше, чем обещали прогнозы. Это говорит о том, что общественное мнение крайне недовольно. Мы давно предупреждали, что рост протеста приведет к тому, что люди начнут голосовать даже за слабых, не готовых к управлению кандидатов, просто потому, что власть не оставляет им другого выбора.

Пенсионная реформа стала главным блюдом, но не единственным. И до нее было много раздражителей – повышение налогов, повышение цен, у людей ухудшаются условия жизни, множество других непопулярных решений. Например, дополнительная протестная тематика, связанная с экологией, точно сказалась во Владимирской области и в других регионах. В Красноярский горсовет прошел список «Зеленых», это как раз говорит о том, что экологическая тема оказалась в городе очень востребована.

Дмитрий Бадовский, председатель совета директоров фонда «Институт социально-экономических и политических исследований»:

Политический контекст единого дня голосования сформирован темой пенсионной реформы. Она стимулировала снижение рейтингов власти и рост протестного голосования. Основными бенефициарами оказались КПРФ и ЛДПР, которые смогли подтвердить свой статус основных оппозиционных силы, чего не скажешь о «Справедливой России» и малых партиях, которые не демонстрируют прогресса. В целом партийная политическая система находится в состоянии, в каком она находилась в середине 2000-х гг. после монетизации льгот. Тогда началась перестройка системы, ее укрупнение, была создана новая левая партия – «Справедливая Россия». Тогда партийная система реформировалась в преддверии выборов в Госдуму. Аналогичные процессы будут и в этот раз по мере приближения выборов в Госдуму 2021 г.

Такого количества губернаторов, вышедших во второй тур, давно не было. В 2015 г. был второй тур на выборах в Иркутской области. Вторые туры пройдут прежде всего там, где были давно действующие губернаторы. Исключение – Приморский край, но это сложный регион с непростой элитной структурой. В остальных случаях во втором туре оказались губернаторы, которые давно руководят регионами и где по отношению к ним накопились усталость и протестные настроения. Во вторых турах на старте у действующих губернаторов всегда ситуация менее выгодная, поскольку второй тур – это всегда вопрос построения коалиций, а оппозиции здесь легче договариваться друг с другом, в том числе обмениваясь друг с другом поддержкой в разных регионах.

На выборах в заксобрания нужно смотреть итоговый баланс голосования не только по спискам, но и по одномандатникам. Скорее всего, за счет них «Единая Россия» сохранит контроль большинства почти во всех регионах. У «Единой России» наиболее слабые результаты оказались в регионах, где партия традиционно испытывала проблемы, в том числе за счет сильной оппозиции: ЛДПР – на Дальнем Востоке, КПРФ традиционно сильна в Иркутске и Ульяновске. То есть в этих регионах у партии ухудшились результаты, но нет такого, что стали проигрывать регионы, в которых раньше все было хорошо.

Евгений Минченко, руководитель коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»:

Произошло то, о чем мы писали полтора года назад в докладе «Брекзит-эффект в России», – до нас докатилась антиистеблишментная волна. Ее результат – то, что перестала работать технология зачистки электорального поля: если нет сильного оппозиционного кандидата, то голоса набирает кандидат «ноунейм». Думаю, это главное изменение современной политической реальности, к которому необходимо адаптироваться всем игрокам. И это угроза не столько даже для «Единой России», сколько для парламентских оппозиционных партий, потому что могут начать выстреливать какие-то абсолютно новые проекты.

Большое, хотя и не решающее влияние на исход выборов оказали готовящиеся изменения в пенсионном законодательстве. Все равно наступило бы постэлекторальное разочарование после выборов президента, когда была сверхмобилизация (избирателей). Но, конечно, изменения пенсионного законодательства сыграли свою роль, особенно тот стиль, в котором они были предложены и как они продвигались в массовом сознании.

Думаю, те реформы, которые реализовывались за последнее время, снижают вероятность фальсификаций. Действительно, власть за последнее время сильно скорректировала процедуру, а после посадок за подтасовки и подкуп избирателей мы видим, что желающих этим заниматься очень немного.

Виталий Иванов, политолог:

Пенсионная реформа, безусловно, повлияла на исход выборов, осложнив положение «Единой России» и сказавшись на рейтинге власти в целом. Это факт. Но при этом надо заметить, что результат, учитывая весь контекст, еще не самый плохой, он мог быть и хуже.

Главный итог выборов, с моей точки зрения, – это четыре вторых тура (на выборах губернаторов Приморского, Хабаровского краев, Владимирской области и Хакасии). При этом два губернатора во вторых турах с высокой вероятностью могут проиграть – это губернаторы Шпорт (Хабаровский край) и Зимин (Хакасия). Ничего подобного у нас не было с 2004 г.

Пенсионная реформа добила рейтинги этих двух губернаторов, но они изначально были достаточно слабы. Оба шли уже на третьи сроки – сказались усталость населения и элит от них, скверный политический менеджмент и отсутствие воли.

Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика»:

Результаты выборов более неожиданные, чем мы привыкли в последние годы. Было понятно, что негативная для власти динамика не может не отразиться на голосовании. Однако возникало ощущение, что избиратели стали более активно интересоваться политикой, но при этом не проявляют особого интереса к выборам. Но в нескольких регионах рост политизации все же вызвал всплеск ожиданий и от выборов.

Если эксперты допускали второй тур только в Хакасии, то четыре региона со вторым туром – это сенсация. Интересно, что самые высокие и низкие результаты оказались там, где защищалось пространство от парламентских партий. Если в Орле и Омске это связано с созданием коалиций, то во Владимире устранение КПРФ (а в Хакасии – ЛДПР) с выборов сыграло в серьезный минус.

Конечно, негативная динамика связана прежде всего с пенсионной реформой, которая актуализировала и копившиеся проблемы. Кроме того, в Хакасии, Хабаровском крае, Владимирской области сыграл элемент второго срока губернаторов, накопление усталости от них. Сохранение Виктора Зимина в Хакасии и Светланы Орловой во Владимирской области изначально выглядело труднообъяснимо. Орлова как человек другой эпохи, не особенно соотносящийся с динамичной Владимирской областью. В Хакасии сыграло внешнее финансовое управление на фоне проблем UC Rusal и других предприятий в регионе. В Приморье была серьезная элитная борьба (хотя есть и другие оценки, объясняющие происшедшее обрушившимся тайфуном). Удивительно, что происходит возвращение к тем трендам, которые были в 1990-е и нулевые, когда ЛДПР была популярна на Дальнем Востоке, в Архангельской области, а КПРФ – в бывших «красных регионах»: Владимире, Ульяновске, отчасти на Сахалине.

Явка в Москве оказалась на уровне, прогнозировавшемся в последние несколько недель. Понятно, что горожане в России (да и не только здесь) на выборы ходят крайне неохотно. Я не соглашусь с тезисом, что не пошедшие на выборы избиратели чувствуют себя обманутыми. Структура не ходящих на выборы избирателей гораздо сложнее, чем структура тех, кто туда ходит.

Читать ещё
Preloader more