Статья опубликована в № 4650 от 11.09.2018 под заголовком: «Единая Россия» споткнулась о пенсии

Избиратели наказали кандидатов от власти за пенсионную реформу

Собеседники, близкие к Кремлю, признают ошибки в предвыборной кампании
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Формально ни один действующий губернатор или врио выборы пока не проиграл, а «Единая Россия» сохранила лидерство во всех 16 региональных парламентах, получив, по данным Центризбиркома, 472 мандата из 788 (из них 268 – по одномандатным округам), что позволило председателю партии и правительства Дмитрию Медведеву оценить результат как «вполне достойный». Но в четырех регионах из 22, где выбирали губернаторов, губернаторам-единороссам предстоит второй тур (с момента возвращения губернаторских выборов в 2012 г. он потребовался лишь раз – в 2015 г. в Иркутской области), а в трех регионах единороссы впервые с 2007 г. проиграли голосование по партспискам на парламентских выборах.

Где не выиграла «Единая Россия»

Ближе других к заветным 50% был врио главы Приморья Андрей Тарасенко (46,6% голосов), заметно опередивший коммуниста Андрея Ищенко (24,6%). Губернатор Владимирской области Светлана Орлова стала первой со скромным отрывом – 36,5% против 31,3% у Владимира Сипягина (ЛДПР). В Хабаровском крае кандидат от ЛДПР Сергей Фургал (35,8%) и губернатор Вячеслав Шпорт (35,6%) финишировали почти вровень. А в Хакасии коммунист Валентин Коновалов и вовсе уверенно обыграл главу республики Виктора Зимина – 43,5% голосов против 36,1% (после обработки 63% бюллетеней).

Коммунисты же оказались в лидерах и там, где партия власти уступила на парламентских выборах. В Ульяновской области КПРФ получила 36,2% голосов (против 34% у единороссов), в Иркутской – 33,9% (против 27,8%), в Хакасии – 31% (против 25,5%). В общей сложности результат ниже 50% по партспискам «Единая Россия» получила в 10 из 16 регионов, хотя, как заверил в понедельник секретарь генсовета партии Андрей Турчак, с учетом одномандатников единороссы сохранили контроль во всех 16 региональных парламентах и 12 гордумах региональных столиц.

Главным бенефициаром в этой ситуации стала КПРФ, занявшая уверенное 2-е место по числу мандатов в региональных заксобраниях (160, включая 60 по одномандатным округам). Отличились и две малые партии: в число обладателей парламентской льготы, имеющих право выдвигать кандидатов в Госдуму без сбора подписей, вошли Партия пенсионеров России и Коммунистическая партия социальной справедливости (КПСС), выигравшие по одному мандату в Забайкалье и Владимирской области.

Эксперты объясняют эти результаты негативным эффектом пенсионной реформы, которая стала главным раздражителем, и местной спецификой. Тренд работал на повышение результатов любой оппозиции, представленной в бюллетене, считает политолог Александр Кынев: «Мы давно предупреждали: рост протеста приведет к тому, что люди начнут голосовать даже за слабых, не готовых к управлению кандидатов – просто потому, что власть не оставляет им другого выбора». Люди голосуют за любые партии, кроме «Единой России», от отчаяния – потому что не из кого выбирать, согласен политолог Федор Крашенинников. По его мнению, пенсионная реформа спасла местных руководителей и кандидатов «Единой России» от ответственности за скверные результаты партии: теперь они будут говорить, что это Кремль затеял пенсионную реформу, а они лишь поддерживали президента. В целом партийная система находится в состоянии, в котором она была в середине 2000-х гг. после монетизации льгот, констатирует руководитель фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский.

Тогда началась перестройка партсистемы и ее укрупнение, она реформировалась в преддверии выборов в Госдуму – аналогичные процессы будут и по мере приближения выборов в Госдуму – 2021, предсказывает эксперт.

Московская мобилизация

Москва вошла в число регионов, где выборы были предсказуемыми. Сергей Собянин набрал 70,2% голосов, далеко оторвавшись от выдвиженца КПРФ Вадима Кумина (11,4%), эсера Ильи Свиридова (7%) и депутата от ЛДПР Михаила Дегтярева (6,7%). Последнее место с 1,9% голосов занял выдвинутый Союзом горожан Михаил Балакин. На предыдущих выборах 2013 г. Собянин в конкуренции с Алексеем Навальным получил 51,4%, но на нынешние выборы ни один кандидат от внесистемной оппозиции допущен не был.

В выборах 9 сентября участвовал 31% избирателей (в 2013 г. – 32%). Явка для городских выборов в Москве стандартная, говорит Бадовский: «Только в этот раз оппозиция не смогла провести внятной мобилизации, а Собянин своих сторонников мобилизовал больше». В результате мэр в абсолютном выражении получил на 390 000 голосов больше, чем в 2013 г.: 1,58 млн против 1,19 млн.

Человек, близкий к мэрии, и трое собеседников, близких к администрации президента, отмечают, что в мэрии очень довольны результатами и праздновали всю ночь. Отвечающая за внутреннюю политику вице-мэр Анастасия Ракова говорила о формуле «70 на 30» (70% голосов за мэра при 30% явки) – так и получилось, указывает близкий к администрации человек. Собеседник, близкий к мэрии, отмечает, что Собянину было важно набрать чуть меньше, чем Владимир Путин на президентских выборах – 2018 в Москве (при явке в 60% он получил 71%). При этом даже в традиционно протестных районах Собянин набрал больше 60%: например, в Гагаринском районе (единственный, где в 2013 г. Навальный победил Собянина) – 62,6% (в 2013 г. – 37,3%), в районе Сокол – 64,1% (39,3%). Но и явка особенно заметно снизилась в тех же районах: явка в Гагаринском районе составила 28,7% вместо 38,3% в 2013 г., на Соколе – 29% вместо 36,9%.

Выборы проведены с достойным результатом, который показал высокую поддержку мэра жителями, прокомментировала их итоги «Ведомостям» пресс-секретарь мэра Гульнара Пенькова: «Признано всеми наблюдательными организациями, Общественной палатой, что выборы прошли честно и открыто, без нарушений. Мы руководствуемся этими оценками».

Кого накажут за плохие результаты

В субботу у первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко прошло совещание и почти все [плохие для власти] результаты прогнозировались, уверяют два человека, близких к администрации. За исключением Приморья, оговаривается один из них: там прошел тайфун, была форс-мажорная ситуация и это сказалось на явке, но во втором туре Тарасенко непременно победит. Шпорт «уверовал в свои заслуги», договорился с Фургалом, чтобы тот его особенно не критиковал, но сам не вел агитации, рассказывает собеседник. Администрация президента, по его словам, не хочет видеть Фургала губернатором, есть вопросы к нему и у силовиков. На Орлову все пять лет давили местные элиты, но заменить ее означало бы пойти у них на поводу, говорит собеседник: «Была надежда, что она все-таки преодолеет 50%, но она не смогла и не факт, что сможет». А вот в Хакасии, по его словам, «неуправляемая ситуация»: «Там введено внешнее финансовое управление, нет денег на зарплаты бюджетникам. Администрация президента хочет, чтобы Зимин написал заявление об уходе до второго тура: пусть там будет кто угодно, лишь бы не он». Но в целом в администрации нет панических настроений, добавляет собеседник.

Из этой ситуации нужно делать содержательные выводы, считает другой человек, близкий к администрации: «Партийная система не работает, в Хакасии и Владимирской области во второй тур вышли технические кандидаты. КПРФ оказывается второй партией, но в ней нет нормальных управленческих кадров, их и в «Единой России» немного». Пенсионная реформа оказала очень сильное влияние, признает собеседник.

При подготовке к выборам были допущены серьезные ошибки и недооценена серьезность всех возможных последствий – в этом причина плохих результатов кандидатов от власти, но этого никто не признает, говорит еще один близкий к Кремлю человек. Прежде власти очень серьезно подходили к комплектованию предвыборных команд политтехнологов, а в этот раз такого отбора не было, приводит он пример. Победу всех кандидатов власти на губернаторских выборах Кремль считал неизбежной – ведь серьезных соперников у них нигде не было. Кроме того, был недооценен негатив, связанный с пенсионной реформой: посчитали, что выступление Путина исправило ситуацию с упавшими рейтингами, но оно лишь приостановило общую тенденцию, а не изменило ее, констатирует собеседник. По его мнению, итоги выборов говорят о запросе на обновление: люди все меньше верят во власть и все больше нервничают.

В то же время ответственным за кампанию в администрации президента ничего не грозит, уверен собеседник: они сумеют найти объяснение происшедшему. Будут говорить, что все так и задумывалось, что именно таких процентов ожидали от «Единой России», а четыре вторых тура на губернаторских выборах – это торжество демократии, иронично предсказывает он. Главным руководителям ничего не грозит – средняя температура по больнице нормальная, – но другие кадровые решения последуют, уверен третий собеседник, близкий к администрации. В частности, это касается тех, кто отвечал за выборы в «Единой России», а в ряде регионов последуют отставки кураторов внутренней политики.

Не во всех случаях причиной стали упущения и недоработки, где-то просто ничего нельзя было сделать, констатирует еще один близкий к Кремлю человек. В целом же первопричина провала всех не выигравших в первом туре губернаторов – в сочетании их собственных проблем (неэффективность, непопулярность и т. д.) с отсутствием менеджеров, способных эти проблемы купировать, объясняет собеседник. По его словам, во втором туре выборов помощь от власти получит Тарасенко, в отношении Орловой и Шпорта есть сомнения. Зато консенсус есть в отношении Зимина – считается, что он выборы выиграть не способен, резюмирует собеседник.

Читать ещё
Preloader more