Статья опубликована в № 4658 от 21.09.2018 под заголовком: Больше не преступление

Верховный суд разъяснил, кого не считать экстремистом

Привлекать к ответственности за лайки и репосты станет труднее
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Верховный суд внес в четверг поправки в свое постановление 2011 г. по делам об экстремизме в интернете. Он уточнил, что сама по себе экстремистская публикация или ее репост не может служить доказательством преступления, нужно доказать наличие умысла – т. е. что целью автора было именно возбудить ненависть или вражду. Наличие цели должно подтверждаться и другими доказательствами, в том числе данными о личности обвиняемого, его участии в экстремистских объединениях или приверженности радикальной идеологии. Суд должен учитывать и контекст публикации (комментарии, число просмотров, общее содержание аккаунта), а также характер и степень общественной опасности таких публикаций, так как не является преступлением действие, формально подпадающее под Уголовный кодекс, но не представляющее общественной опасности.

Обратить на все это внимание следует уже на стадии рассмотрения жалоб на возбуждение дел, следует из поправок. «Мы уверены, что суды обладают достаточными полномочиями, чтобы не допустить незаконного возбуждения уголовных дел», – сказал судья-докладчик Олег Зателепин. Кроме того, Верховный суд напоминает, что заключение эксперта «не имеет заранее установленной силы», только суд вправе решить, являются ли те или иные действия преступлением. Заключение эксперта не должно оставаться без должной оценки суда, пояснил Зателепин.

В 2017 г. за преступления экстремистской направленности осудили 783 человека, сообщил зампред Верховного суда Владимир Давыдов, 582 из них – по ст. 282 УК (возбуждение ненависти), причем в 90% случаев из-за публикаций в интернете. Впрочем, не все приговоры были обвинительными: троих оправдали, в отношении 82 человек дела прекращены, а оправдательный приговор, вынесенный в Татарстане, будет включен в бюллетень Верховного суда как пример правильной судебной практики, пообещал Давыдов. Не исключил он и пересмотра уже принятых решений, отметив, что в Верховном суде внимательно следят за громкими делами о лайках и репостах: «Будут жалобы – будем рассматривать и принимать решения».

Член Совета по правам человека Александр Верховский говорит, что Верховный суд учел многие из предложений СПЧ: например, рекомендации закрывать дела за малозначительностью, учитывать контекст публикаций и широту распространения информации, напоминать о запрете задавать экспертам вопросы правового характера. Очень важно, что оценка может даваться на стадии проверки законности возбуждения дела: если наберется хотя бы несколько десятков решений судов о признании незаконными постановлений следователей, это сильно оздоровит обстановку, надеется эксперт.

Адвокат «ловца покемонов в храме», блогера Руслана Соколовского, Алексей Бушмаков говорит, что не помнит ни одного случая, когда Верховный суд потребовал бы пересмотра дела об экстремизме. Вот и кассационную жалобу на приговор Соколовскому суд рассматривать отказался, посчитав, что действия блогера «квалифицированы правильно и оснований для иной квалификации не имеется». Руководитель Международной «Агоры» Павел Чиков в своем телеграм-канале ссылается на целый список аналогичных отказов. У Верховного суда были десятки возможностей повлиять на судебную практику, напоминает он.

Читать ещё
Preloader more