Гражданам разрешат оспаривать решения суда, давшего санкцию на их прослушку

Но узнать о ее проведении они не могут
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Проведение оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), ограничивающих права граждан, можно будет оспорить в суде. Законопроект Минюста об этом опубликован на портале раскрытия информации. Если он будет принят, в законе об оперативно-розыскной деятельности появится новая статья, регламентирующая процедуру обжалования. Решение суда, санкционировавшего обыск или прослушивание переговоров, может быть обжаловано в вышестоящий суд в течение месяца со дня установления этим лицом факта проведения в отношении его ОРМ. Жалоба должна быть рассмотрена в течение 15 суток. При этом «в целях обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения дела» правоохранители обязаны предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы о сведениях, послуживших поводом к принятию решения о слежке. А судья должен вынести мотивированное постановление «с изложением обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения».

Законопроект направлен на уточнение положений закона, который признает за гражданами право оспаривать ущемляющие их права решения. Однако порядок, в котором это должно происходить, не определен, отмечается в пояснительной записке. Теперь вводится правило, в соответствии с которым санкция, полученная до возбуждения уголовного дела, оспаривается по правилам административного судопроизводства. А если решение о проведении ОРМ принималось в ходе расследования либо доследственной проверки – то по правилам УПК.

Минувшим летом Минюст, отчитываясь об исполнении решения ЕСПЧ по делу «Захаров против России», сообщал комитету министров Совета Европы о подготовке поправок, дополнительно гарантирующих защиту прав человека при рассмотрении судами материалов о разрешении ОРМ. (В 2015 г. ЕСПЧ вынес решение, в котором пришел к выводу: российское законодательство не способно защитить граждан от несанкционированной прослушки и ограничить применение негласных методов наблюдения.) Однако в пояснительной записке к законопроекту об этом деле не упоминается. Говорится лишь, что поправки «позволят снять замечания» ЕСПЧ, высказанные в решении по делу «Аванесян против Российской Федерации» (в нем ЕСПЧ отметил, что российский порядок обжалования ордеров на обыск не отвечает требованию к правовому средству защиты).

Поправки не будут работать даже в отношении гласных ОРМ, таких как обыск или осмотр, тем более речь не идет об усилении контроля за прослушиванием переговоров, говорит юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев, представлявший Захарова в ЕСПЧ. Возможность запрашивать у следователей дополнительные материалы у судей есть и сейчас, но они ею никогда не пользуются. Максимум на одну строчку удлинится текст судебных решений: там появится перечень оснований, которые будут перечислять так же формально, как сегодня – основания для ареста, констатирует юрист. Но главное – авторы законопроекта не уточняют, об оспаривании каких мероприятий – гласных или негласных – идет речь и как установить такой факт. О прослушке человек обычно узнает уже из материалов уголовного дела, но в этот момент в порядке УПК действия следователя уже невозможно оспорить, остается только на суде ходатайствовать об исключении доказательств.

Обжаловать главные оперативные мероприятия и сейчас проблемы не составляет, говорит адвокат Владимир Жеребенков. Что касается негласных, то Конституционный суд еще несколько лет назад разъяснил: такая информация не может быть доступна фигуранту прослушки, поскольку лишает ее всякого смысла. Поэтому в подобных случаях обеспечивать соблюдение прав граждан – дело надзирающих органов, в первую очередь прокуратуры. Проблема в том, что в российских условиях такой контроль практически не работает.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more