Статья опубликована в № 4672 от 11.10.2018 под заголовком: Неправильно конфисковали

Родители Захарченко пожаловались в Страсбург на конфискацию имущества

Обычно ЕСПЧ относится благосклонно к борьбе с коррупцией
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Виктор и Валентина Захарченко – родители бывшего полковника ГУЭБиПК МВД Дмитрия Захарченко – пожаловались в ЕСПЧ на решение Никулинского суда Москвы, обратившего в доход государства принадлежащее им, а также другим родственникам и знакомым Захарченко имущество. Об этом «Ведомостям» рассказал Виктор Емельянов, представляющий обоих истцов в Страсбурге. Заявители апеллируют к ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека, которая гарантирует право на справедливый суд, а также ст. 1 протокола № 1 к Конвенции о защите собственности.

В конце 2017 г. суд удовлетворил иск Генпрокуратуры об обращении в доход государства имущества родных и знакомых Дмитрия Захарченко (его обвиняют в получении взятки, при обыске в квартире его сестры нашли сумму, эквивалентную 9 млрд руб.). В общей сложности надзорное ведомство добилось конфискации принадлежащих родственникам и знакомым 13 квартир, 14 машино-мест, четырех автомобилей, а также 19 млн руб., 600 000 евро и $20 000. Генпрокуратура воспользовалась нормой закона о контроле за расходами чиновников: если размер приобретенного имущества превышает задекларированный доход госслужащего за три года, оно подлежит конфискации. Суд решил, что ответчики получали деньги от Захарченко и распоряжались ими, несмотря на то что их сумма значительно превышала размер его зарплаты.

Заявители утверждают, что решение не было законным. Ссылаясь на закон о контроле за расходами чиновников, прокуратура и суд так и не установили принадлежность имущества и средств именно Дмитрию Захарченко. Напротив, заявители являлись законными владельцами недвижимости, их право собственности никем не оспаривалось, и они не должны были доказывать законность происхождения этих средств, поскольку не были госслужащими. По закону их могли признать соучастниками, говорит Емельянов, но это прокуратура должна была установить до суда, проведя проверку доходов и расходов Захарченко. Вместо этого собирать доказательства был вынужден суд, который предложил заявителям самостоятельно подтверждать законность происхождения средств и дал на это всего 10 дней. Еще одно нарушение – то, что закону была придана обратная сила: закон, предусматривающий обращение сомнительным путем нажитого имущества в доход государства, был принят в 2013 г., в то время как квартиры членами семьи Захарченко приобретались еще в 2011 г. Генпрокуратура не ответила оперативно на запрос «Ведомостей».

Юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев говорит, что ЕСПЧ довольно благосклонно относится к попыткам государств бороться с коррупцией. Такой вывод можно сделать, например, изучая решения, принятые по жалобам из Грузии времен кампании, инициированной экс-президентом республики Михаилом Саакашвили. То есть, с точки зрения ЕСПЧ, сама по себе идея конфискации не противоречит конвенции. А вот факт нарушения национального закона может быть сильным аргументом заявителей – если им удастся это доказать.

Заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл – Р» Илья Шуманов говорит, что ст. 20 Конвенции ООН против коррупции подразумевает презумпцию виновности должностного лица, т. е. не государство должно доказывать факт коррупции, а чиновник – законность происхождения средств. В международной практике не редкость, когда презумпция виновности распространяется на близких родственников подозреваемого, – например, во Франции недавно арестовывали счета и имущество совершеннолетнего старшего сына президента Экваториальной Гвинеи Теодорина Обианга по делу о приобретении имущества незаконным путем. В России подобные процедуры затруднены в связи с отсутствием уголовного преследования за незаконное обогащение, отмечает Шуманов.

Читать ещё
Preloader more