Статья опубликована в № 4704 от 27.11.2018 под заголовком: Помощь тайная и явная

Россия сократила помощь другим странам

Это общемировой тренд — с ростом давления на собственную экономику проблемы других стран уходят на второй план

В 2017 г. международная помощь России сократилась больше чем на $64 млн (или 5%) по сравнению с 2016 г., оценили эксперты РАНХиГС и Института Гайдара в ноябрьском мониторинге экономической ситуации. Всего страна потратила $1,2 млрд на помощь своим иностранным партнерам, подсчитали они.

Снижение подобных трат – общемировая тенденция: за 2017 г. официальная помощь в целях развития сократилась на 0,6% и составила $146,6 млрд, следует из данных РАНХиГС. Россия же больше $1 млрд на поддержку других стран тратит третий год подряд.

В основном российская помощь направляется ее партнерам – более 35% от общих расходов, или $424,9 млн, было потрачено на списание ранее выданных долгов. Так, в июне 2017 г. Киргизии был списан долг в $240 млн.

Выдавать кредиты Россия не перестает, это традиционная форма поддержки других стран. Например, в 2017 г. правительство выдало кредит Белоруссии на $700 млн на 10 лет. Большая часть займов была направлена на закупку вооружения из России и, так как на эти деньги страна-получатель ничего не производит, нет и механизма возврата денег, объясняет Андрей Чернявский из Центра развития Высшей школы экономики: «Остается их только списать».

Больше всего денег от России получили Куба ($353 млн в 2017 г.), Киргизия ($129,8 млн) и КНДР ($57,7 млн). Часть этих расходов также связана с реструктуризацией долгов. В 2017 г. Россия реструктурировала долг Кубы перед СССР, объясняет один из авторов доклада, старший научный сотрудник ИПЭИ РАНХиГС Юрий Зайцев, 90% долга было списано. Еще 10% Куба осталась должна России, но за счет этих средств Куба реализует проекты социально-экономического развития с участием российских компаний, рассказывает он.

Появились и новые получатели российской помощи – Кения, Палау, Перу. Но традиционное направление осталось прежним – страны СНГ. Так, на Таджикистан в 2017 г. пришлось больше 19% всех средств, выделенных Россией на международную помощь. Таджикистан и Киргизия – зона ответственности России после распада СССР, считает Чернявский, без этой помощи страны просто не справятся. Если Россия претендует на статус регионального лидера, помощь – это неизбежная обязанность, говорил ранее федеральный чиновник.

Большая часть расходов приходится на двустороннюю помощь ($733,8 млн), остальные деньги получают международные организации. Например, ООН – $148,2 млн, группа Всемирного банка – $61,3 млн, а региональные банки развития – $225,1 млн, особенно те, у кого есть проекты в Евразии.

Активно предоставляет Россия и гуманитарную помощь (она не входит в общие расходы на международную помощь). По данным Федеральной таможенной службы, Россия передала другим странам товаров на $23,3 млн, что в 2,2 раза больше, чем в 2016 г. Больше всего такой помощи получила Сирия – 84% всех расходов (или $19,6 млн).

Но расходы страны пока все равно отстают от целевых показателей ООН. В 2017 г. они не превысили 0,08% валового национального дохода (ВНД), хотя цель ООН – довести ежегодную помощь от стран-доноров до уровня 0,7% их ВНД.

На самом деле Россия тратит на помощь другим странам больше, объясняет Зайцев. Статистика не учитывает средства, направленные на борьбу с международным терроризмом, а также на помощь странам, которые не входят в список получателей Комитета содействия развитию ОЭСР. Например, Россия поддерживает социально-экономическое развитие Южной Осетии, такие расходы в статистике не отражаются. Вся система отчетности о международной помощи России заточена на ОЭСР – Россия отчитывается только по их методологии, а все другие потоки помощи (в том числе Донецкой и Луганской народным республикам) остаются внутренней информацией Минфина, сетует Зайцев. Есть проблема и с не очень эффективной межведомственной координацией – отчетности не всегда оперативно предоставляются профильными ведомствами, и это очень сильно влияет на статистику. Кроме того, нет никакой долгосрочной стратегии оказания помощи, что также влияет на показатели, заключает Зайцев. Представитель Минфина отказался комментировать «вопросы, касающиеся двусторонних отношений».

Международная помощь в расходах любой страны имеет второстепенное значение – нужды собственного населения и экономики важнее, объясняет главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров: «Бюджеты сейчас находятся под давлением не только в развивающихся странах, но и в развитых, где из-за старения населения увеличиваются внутренние расходы». Кроме того, продолжает он, страны не всегда уверены в эффективности таких мер – например, США вышли из нескольких программ ООН, так как недовольны размерами взносов и незначительным влиянием таких расходов на собственную экономику.

Эффективность во многом зависит от того, на что направлены эти средства и как эту эффективность измерять, полагает Чернявский: «Если пролоббировать политические интересы получается не всегда, то для стран-реципиентов это действительно эффективный способ борьбы с бедностью и шанс на технический прогресс».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more