Статья опубликована в № 4736 от 21.01.2019 под заголовком: Рейтинг на пересмотре

Рейтинг Владимира Путина перестал быть неуязвимым

Президент теперь точно так же, как вся власть, отвечает за ухудшение жизни людей
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Первый после Нового года опрос ВЦИОМа показал, что падение рейтинга Владимира Путина продолжается: ему доверяют 33,4% респондентов, а 29 декабря 2018 г. было 36,5%. Это минимум с января 2006 г. – даты, с которой на сайте ВЦИОМа доступны данные опросов. До осени прошлого года минимум (37,4%) был в разгар массовых протестов в декабре 2011 г.

Одобряет деятельность президента гораздо большая доля, но и тут она снижается – 62,1% против 64,6% 29 декабря. Это не минимум – в августе 2013 г. было 59%.

Минимума достиг электоральный рейтинг «Единой России» – 33,8% против 35,6% 29 декабря; 25 ноября он опускался до 33,9%. Предыдущий минимум был также зафиксирован во время протестов декабря 2011 г. – 34,4%.

Рейтинги власти падают с середины июня 2018 г., с объявления о повышении пенсионного возраста. Год назад, в разгар президентской кампании, доверие к Путину испытывали 57,2% респондентов, к началу июля – 45,4%, а осенью оно стабилизировалось на уровне 35–37%.

ФОМ тоже зафиксировал небольшое снижение: Путину доверяют 57% (55% в конце декабря). Цифры выше, так как ФОМ спрашивает о доверии именно Путину, а ВЦИОМ предлагает респондентам самим называть фамилии. Доля тех, кто считает, что президент работает хорошо, в опросе ФОМа снизилась с 62 до 60%; и резко – с 61 до 70% – выросла доля людей, которым за последний месяц приходилось слышать критику власти.

Среди главных причин – выросший в начале года НДС и рост тарифов, объясняет социолог ФОМа Григорий Кертман: «Кроме того, кто-то подводит итоги года и вспоминает пенсионную реформу. У людей длинные каникулы, они много общаются, шансов услышать критику становится больше. Сыграли оба этих фактора».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не ответил «Ведомостям», беспокоит ли Кремль новое падение доверия к Путину.

Кто виноват

Никакого обрушения уровня доверия нет, есть медленный процесс снижения, стартовавший после пенсионной реформы: с тех пор были незначительные колебания, но с тенденцией к снижению, поясняет гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров: «Нет хороших новостей, которые бы говорили, что жизнь меняется к лучшему. После нескольких лет кризиса были ожидания, что будут расти зарплаты, пенсии, а реальностью оказался рост цен и плохие новости вроде пенсионной реформы и санкций». В Новый год обычно у людей настроение поднимается, но сейчас этого не произошло, не было импульса к повышению социального самочувствия, констатирует социолог: «У людей мало денег, они даже на празднование Нового года потратили на 1000 руб. меньше, чем в прошлом году, и не потому, что цены не выросли, а потому, что есть беспокойство за будущее».

ВЦИОМ задает открытый вопрос о доверии к политикам, без вариантов ответа, кто-то просто не считает Путина политиком, к ним часто негативное отношение, подчеркивает Кертман: «Рейтинги могут пойти вверх, как это произошло в 2014 г. после крымских событий. Обычно рейтинги не идут долго в одном направлении».

Минимальное доверие к Путину отмечается только в открытом вопросе и в индексах, где респондентам предлагают список политиков, а в вопросе об одобрении значения намного выше, подчеркивает политолог Александр Пожалов: «Есть системные и ситуативные причины снижения рейтингов власти. Ситуативно они упали из-за высоких инфляционных ожиданий, противоречий между заверениями власти, что доходы растут, и той картиной, которую видят люди на местах. Потенциал снижения рейтингов из-за роста цен не исчерпан, скоро люди получат новые платежки за ЖКХ, а к весне начнется новый рост цен на бензин».

Среди системных же причин эксперт называет общее разочарование в социальном характере государства и способности власти обеспечить быстрые видимые улучшения: «Президентская кампания не была использована для откровенного разговора со страной о том, какие проблемы стоят и почему они требуют непопулярных решений, – так власть заложила основу для быстрого разочарования общества». Есть угроза, что после пенсионной реформы население начинает адресовать претензии непосредственно президенту, а не нижестоящим властям, растет отчуждение части общества от власти и слабеют надежды на власть и президента, замечает Пожалов.

Крымский фактор перестал оказывать сильное влияние на рейтинги, а электоральный рейтинг Путина все равно довольно высоко, считает руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин. За последний год было несколько этапов снижения показателей: выход из избирательный кампании, непопулярные реформы и говорить о начале нового этапа с нового года пока рано, уверен эксперт. Вряд ли в снижении показателей виноваты только социально-экономические причины, скорее происходят и ценностные изменения, но все равно остается вопрос, насколько они необратимы, заключает Костин.

Происходит разбожествление Путина, раньше он был над превратностями судьбы рядового россиянина, приносил славу и величие, а сегодня частично рассматривается как человек, который отвечает за проблемы, на него переносится и негатив, который есть в отношении правительства, считает политолог Николай Петров. После политического кризиса 2011–2012 гг. и до Крыма рейтинги продолжали падать, напоминает он: «Финт с Крымом изменил ситуацию, добавив 20 пунктов Путину. Постепенно рейтинги у всех начали снижаться, а у Путина это началось только после президентских выборов, резкое падение произошло после пенсионной реформы».

Что делать

Нужно принимать решения, которые покажут людям, что их жизнь меняется к лучшему, считает Федоров: «Пока у большинства людей прогноз негативный, а в таком случае действия властей воспринимаются с недоверием».

Перед президентскими выборами социология показывала, что россияне ждут от Путина, чтобы он занимался социально-экономическими вопросами страны, напоминает Пожалов: «В повестке президента выросло число внутренних мероприятий, поэтому в 2019 г., возможно, он будет действовать как фактически реальный глава правительства». Сейчас стоит задача нивелировать вызванный пенсионной реформой негатив в восприятии социальной политики государства, считает эксперт: «Для этого у власти есть в запасе громкие меры из арсенала социальной справедливости, которые в 2018 г. впервые начали публично обсуждаться даже официальными либеральными экономистами, – вроде повышения НДФЛ на высокие доходы. Но чтобы такие меры подействовали, они должны быть объявлены быстро, может быть, в ближайшем послании». «Еще одна важная задача – превратить губернаторов-технократов в публичных политиков с высоким личным рейтингом, которые могли бы удержать общественное недовольство», – считает Пожалов. А вот внешняя политика вряд ли сработает на рост рейтингов, поскольку народ хочет от президента, чтобы он уделял внимание ситуации внутри страны, заключает эксперт.

Постоянная поддержка Путина – это 45–47%, ситуативно он может притягивать к себе большее число избирателей, говорит Костин: «Главное – не прозевать точку необратимости. Вряд ли повышению рейтингов всерьез поспособствуют методы из 1990-х гг. вроде смены правительства, повышения социальных выплат, частичная отмена непопулярных решений. А для дальнейшего прогнозирования электоральных результатов нужна не только социология, но и другие инструменты вроде анализа поисковых запросов, медиапотребления и т. д.».

Петров добавляет: «Тут для власти поворотная точка, которая требует предпринять героические усилия, чтобы поддержать уменьшающуюся легитимность Путина, – люди перестали клевать на Сирию, им нужны улучшения внутри страны». Можно делать хорошую картинку, меняя главу Росстата, но обмануть людей непросто – они видят, что их доходы падают, подчеркивает эксперт: «Второй выход – закрутить гайки. Кремль должен определиться со стратегией, потому что это может повлиять и на события 2024 г. С такими рейтингами можно жить дальше, но вот предпринимать серьезные действия по трансформации режима сложно: рейтинг падает в глазах не только простых людей, но и элит».

Читать ещё
Preloader more