Лидеры Японии и России начинают переговоры о мирном договоре

Если появится прогресс, Владимир Путин и Синдзо Абэ проведут несколько встреч в этом году
По сведениям японского агентства Kyodo, Абэ готов заключить мирный договор, если получит гарантии передачи хотя бы Шикотана и Хабомаи /Сергей Красноухов / ТАСС

Переговоры в Москве президента России Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ о мирном договоре и статусе Южно-Курильских островов японцы ожидают с тревогой – российские эксперты также предсказывают серьезные трудности.

Основой договора должна стать советско-японская декларация 1956 г., в которой сказано о передаче Японии острова Шикотан и гряды Хабомаи. Япония требовала и требует передать ей не только Шикотан и Хабомаи, но и Итуруп и Кунашир – все острова, доставшиеся СССР после Второй мировой войны; Япония считает их своими и называет Северными территориями. Уже в этом году 14 января российский министр Сергей Лавров в очередной раз выставил условие мирного договора: полное признание Японией итогов Второй мировой войны, в том числе суверенитета России над Южно-Курильскими островами. Название «Северные территории» он считает абсолютно неприемлемым.

По сведениям японского агентства Kyodo, Абэ готов заключить мирный договор, если получит гарантии передачи хотя бы Шикотана и Хабомаи. Передачу Итурупа и Кунашира в администрации Абэ считают маловероятной и опасаются, что требование вернуть их заведет переговоры в тупик. Такая уступка вызовет критику в Японии, поэтому Абэ планирует внимательно следить за мнением японских граждан.

Администрация Абэ рассчитывает достичь соглашения о мирном договоре на двусторонней встрече японского премьера с российским президентом на саммите «двадцатки» в японской Осаке в конце июня, пишет японская газета «Майнити», но в администрации Абэ полагают, что до этого саммита понадобится минимум еще одна их личная встреча. Во вторник Абэ намерен договориться с Путиным о следующей встрече в марте или апреле, сообщает «Майнити».

В России идея отдать острова не нравится – в прошлое воскресенье в Москве на Суворовской площади даже прошел согласованный митинг протеста: участвовали движение «Левый фронт», Партия дела, движение «Новороссия», «Гражданская солидарность», Комитет защиты территориальной целостности России и другие организации нелиберального толка.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в понедельник сообщил: конкретных предложений Японии о разрешении территориального спора нет, эвентуальные рассуждения вряд ли уместны, они не способствуют успеху переговоров. Он призвал быть реалистами – исходить из того, что предстоит искать развязку при абсолютной константе соблюдения национальных интересов двух стран. «От национальных интересов никто отступать не собирается», – заверил Песков.

«У людей несведущих может сложиться впечатление, будто Абэ приедет и скажет Путину: «Два острова ты отдаешь, подписываем мирный договор и ставим точку, по рукам». Не будет этого!» – констатирует руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов.

Предложить такую сделку означало бы для Абэ подписать себе смертный приговор как политику, считает Кистанов, после этого у него не будет никаких перспектив: «Абэ пошел бы против всей послевоенной японской политики, а она заключается в том, что Россия как правопреемница СССР незаконно владеет островами. Не мирный договор важен для Японии – это все красивый флер. На самом деле ей нужны острова со всеми вытекающими отсюда преимуществами и привилегиями: там огромные запасы рыбы, углеводородов, кроме того, это исключительная экономическая зона на 200 миль и т. д.». Будут поиски какого-то хитрого, мутного, неясного для общественного мнения варианта, чтобы от Кунашира и Итурупа тоже не отказываться, прогнозирует Кистанов: например, японцы могут предложить России признать суверенитет Японии над всеми четырьмя островами, а Япония пока возьмет только два из них, оставив право пользования оставшимися двумя России. По его мнению, ни одна из сторон не скажет, что переговоры зашли в тупик, для обеих это будет означать потерю лица.

В России есть экспертные мнения, которые не исключают передачи Японии двух островов, их аргументы созвучны позиции советского руководства в период принятия декларации 1956 г.: острова небольшие, один не населен, другой населен незначительно, оба примыкают к Хоккайдо и не очень влияют на судоходство, напоминает политолог Алексей Макаркин. Аргумент против куда сильнее: это результаты Великой Отечественной войны, в которой погибло 27 млн человек, это земли, завоеванные кровью предков, передать острова – предать память, описывает ситуацию Макаркин.

В 1992–1993 гг. тема передачи Южно-Курильских островов приобрела сакральный характер, это произошло после того, как российское общество спокойно смирилось с распадом СССР, продолжает он: «Когда уходила Украина, в России исходили из того, что далеко она не уйдет, погуляет и вернется. А что касается островов, тут отношение другое – что с воза упало, то пропало. Такое отношение сохраняется до сих пор». В прошлом году «Левада-центр» провел опрос, предложив россиянам различные условия передачи Южно-Курильских островов Японии (заключение мирного договора, укрепление экономического сотрудничества и т. д.), но даже при таких обстоятельствах передачу островов поддержали лишь 17% респондентов, говорит Макаркин.

Наконец, в России только что прошла пенсионная реформа, народ обижен и недоволен, цены в магазинах растут и какие-то темы, которые еще полгода назад были малоинтересны (типа расфасовки яиц девятками), обсуждаются активно и эмоционально, указывает Макаркин: «Если сюда добавится тема островов, понятно, это еще более осложнит ситуацию для власти». Вряд ли российские власти пойдут против общественного мнения в вопросе передачи Курил, считает Макаркин: «Скорее всего [переговоры] будут тянуться. С российской стороны уже выдвигается такое количество требований, что Япония вряд ли сможет исполнить даже часть из них».