Чиновники не спешат переходить на российский софт

Министерства и ведомства пытаются обойти ограничения на использование импортного программного обеспечения
Реестр отечественного софта создан в 2016 г. На момент проверки Счетной палаты в нем было чуть более 4700 программных продуктов /Андрей Гордеев / Ведомости

В 2017–2018 гг. российские органы исполнительной власти и государственные внебюджетные фонды купили программного обеспечения на 17,2 млрд руб., подсчитала Счетная палата. Чуть более 8,5 млрд руб. из них было потрачено на покупку софта, включенного в реестр отечественного программного обеспечения. При этом закупки на 3,3 млрд руб. прошли с нарушениями, говорится в отчете Счетной палаты. Нарушения связаны с попытками купить программное обеспечение, не включенное в реестр.

Реестр отечественного софта создан в 2016 г. На момент проверки Счетной палаты в нем было чуть более 4700 программных продуктов. Министерства, ведомства и госкомпании не должны закупать импортные аналоги включенного в реестр программного обеспечения. Нарушить это правило госзаказчики могут, детально обосновав незаменимость импортного продукта. Федеральные ведомства и внебюджетные фонды в 2017–2018 гг. подготовили 656 таких обоснований, пишут аудиторы Счетной палаты. При этом нарушения они усмотрели в 121 таком обосновании.

Корень злоупотреблений Счетная палата видит в несовершенстве законодательства, регулирующего закупки софта госструктурами. Запрет на покупку иностранного программного обеспечения при наличии российских аналогов, внесенных в реестр, преодолим, констатируют авторы отчета. Механизмов контроля за исполнением запретительных мер просто нет. Анализ представленных Федеральной антимонопольной службой (ФАС) решений и предписаний показал, что законодательством не установлены какие-либо ограничения к характеристикам закупаемого софта, отмечено в отчете Счетной палаты. Покупатели, к примеру, завышают требования к российскому программному обеспечению, что ограничивает конкуренцию, и создают необоснованные преференции для поставщиков иностранного софта.

В итоге 96% федеральных ведомств и внебюджетных фондов пользуются не включенными в реестр программами, подсчитала Счетная палата. 82% используют почтовые серверы зарубежного производства, при этом почти все (более 99%) используют серверы управления базами данных Microsoft, Oracle и иных зарубежных производителей.

Проблема с переходом на отечественный софт действительно есть, отмечает директор Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-телекоммуникационных технологий Илья Массух. По его словам, IT-специалисты министерств и ведомств ищут отговорки, оправдывающие использование импортного софта. Например, они говорят об информационных системах, построенных на зарубежном программном обеспечении, нежелании менять техническую политику, проблемах с переобучением персонала, перечисляет Массух. Но на самом деле российский софт может использоваться в госструктурах гораздо шире, чем сейчас, – и проверка Счетной палаты может стать сигналом для ответственных за это. По словам Массуха, механизмом, расширяющим применение российского программного обеспечения в органах власти, может стать координация закупок софта. С 2013 г. этим занимается Минкомсвязи. Но до 2018 г. импортозамещение не было приоритетным в ходе этой координации, говорит Массух.

Проблема внедрения российского программного обеспечения в госструктурах связана, с одной стороны, с инертностью исполнителей, за много лет привыкших работать с импортным софтом, а с другой – со стереотипным представлением о российском продукте, считает управляющий директор софтверной компании «Росплатформа» Владимир Рубанов. По его мнению, потенциальные заказчики российского программного обеспечения зачастую не знают о нем и его реальных характеристиках или основываются на устаревших сведениях. По его мнению, решить проблему могли бы планы поэтапного перехода на российский софт с конкретными ответственными и четкий контроль исполнения этих планов. Также внедрению российского программного обеспечения могут помочь субсидии заказчикам при закупке отечественной продукции, добавляет Рубанов.

Представитель Счетной палаты не ответил на вопросы «Ведомостей».