Руководитель чеченского «Мемориала» получил четыре года колонии-поселения

Защита Оюба Титиева уверена в его невиновности, но готова подумать об условно-досрочном освобождении
Приговор зачитывали почти десять часов /Елена Афонина/ТАСС

Шалинский городской суд Чечни в понедельник приговорил руководителя чеченского отделения правозащитного центра «Мемориал» Оюба Титиева к четырем годам колонии-поселения. Приговор зачитывали почти десять часов.

Титиева задержали 9 января 2018 г. и завели дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ (хранение наркотиков в крупном размере). Как утверждает МВД Чечни, в его автомобиле был найден пакет с наркотическим веществом. Правозащитник, все это время находившийся в СИЗО, свою вину в ходе следствия и на суде отрицал: по его словам, наркотики ему подбросили. Прокуратура на суде запросила для Титиева четыре года лишения свободы.

«До тех пор пока все защитники не встретятся, не обсудят приговор и не изложат свои точки зрения доверителю и не выслушают его, говорить о какой-то дальнейшей стратегии я не буду», – сказал «Ведомостям» один из адвокатов Титиева Петр Заикин. Юристы должны увидеть аргументацию суда, поясняет он: «Мы внимательно слушали приговор. В силу обстоятельств [еще одного адвоката Титиева] Ильи Новикова не было на суде, а без консультаций с ним решений принято быть не может, поскольку он руководитель команды юристов».

В прошлом году был принят закон, согласно которому один день содержания под стражей в СИЗО засчитывается за два дня при отбывании наказания в колонии-поселении. Но это правило не касается тех, кто осужден по ч. 2 и 3 ст. 228, то есть Титиеву пересчет срока не полагается. Заикин говорит, что статья у правозащитника осталась прежней, но суд понизил категорию преступления до средней тяжести: «При понижении категории до средней тяжести человек вправе претендовать на условно-досрочное освобождение по истечении одной трети отбытого наказания. То есть у Титиева 9 мая возникает право на УДО. Это самый легкий путь, который я вижу, – если мы уходим от обсуждения того, справедлив приговор или нет. Дальше будет решение нашего доверителя – захочет он обжаловать приговор или нет». По мнению адвоката, если не обсуждать вопрос о том, доказана ли вина, то «в данном случае проявлена гуманность».

Процесс над Титиевым выглядел показательным, но не завершился показательно репрессивным приговором, отмечает политолог Михаил Виноградов. Для российской судебной системы оправдательный приговор считается чем-то экстраординарным, но есть масса аналогов и суррогатов оправдания – например, срок ниже нижнего или в пределах фактически отбытого, напоминает политолог Алексей Макаркин. Случай Титиева, по его мнению, – из той же категории. Такой вариант изначально явно не предполагался, но сработали такие факторы, как общественная огласка, блестящая работа защиты и позиция земляков, которые пришли на суд и выступили в поддержку правозащитника, резюмирует эксперт.

Дело Титиева взял на контроль Совет по правам человека (СПЧ) при президенте, а его председатель Михаил Федотов обратился к руководителю Следственного комитета Александру Бастрыкину с просьбой проверить задержание Титиева. Позже Федотов предложил передать расследование дела из МВД Чечни в центральный аппарат. С такой же просьбой выступили 60 деятелей искусства, науки и журналистов, среди них – телеведущий Леонид Парфенов, писательница Людмила Улицкая, актриса Чулпан Хаматова, режиссер Павел Лунгин.

Глава Чечни Рамзан Кадыров раскритиковал Федотова за позицию по этому делу, после чего вступиться за СПЧ даже пришлось пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову: совет нельзя обвинить в некомпетентности, так как это представительный орган, объяснял он.