Статья опубликована в № 4782 от 27.03.2019 под заголовком: Дружественное изъятие

Генпрокуратура обосновала свой иск об изъятии имущества у Шестуна и его близких

Прокуроры нашли конфликт интересов у родственников и знакомых бывшего чиновника

В Красногорском горсуде во вторник начался процесс по иску Генпрокуратуры, добивающейся изъятия в доход государства имущества экс-главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна на сумму 2,6 млрд руб. В иске помимо Шестуна и его супруги фигурирует более 30 ответчиков. Все они, по версии прокуратуры, являются подставными лицами, на которых экс-глава оформлял объекты недвижимости, приобретенные по заниженной цене на фиктивных аукционах либо на доходы, полученные от коррупционной деятельности. Как заявил прокурор Степан Тюкавкин, в общей сложности с 2003 по 2018 г. Шестун, согласно его собственным декларациям, заработал около 14 млн руб., а приобрел не менее 771 объекта недвижимости общей кадастровой стоимостью 2,56 млрд руб., включая 654 земельных участка общей площадью свыше 1300 га.

В ходе заседания судья Светлана Потапова отключила видеоконференцсвязь с Шестуном за его попытки комментировать ход заседания. Он находится под арестом и не раз ходатайствовал о личном участии в заседании, но получил отказ. В итоге судьбу имущества Шестуна обсуждали без его участия и даже без его представителя, отсутствовавшего по болезни. Представители прокуратуры не увидели в этом проблемы, так как ответчики «общаются между собой», а судья посоветовала экс-чиновнику заменить адвоката.

Представители Генпрокуратуры утверждали, что информация о фактическом владении обширной недвижимостью Шестуном скрывалась, собственность регистрировалась на родственников и доверенных лиц, в числе которых были, например, грузчики принадлежавшего ему магазина «Браво». На мать Шестуна зарегистрировано 19 объектов общей стоимостью свыше 82 млн руб., на районного депутата Бориса Криводубского и его супругу – 315 объектов, оцененных в 290 млн руб.

Прокуроры несколько раз описали примерно одну и ту же схему: участки земли выставлялись по минимальной цене на аукцион, проведение которого не афишировалось, и в отсутствие конкуренции по той же цене приобретались родственниками либо знакомыми Шестуна. После этого статус земли менялся с сельскохозяйственного на разрешенный к застройке – и ее стоимость резко вырастала. Участки переходили из рук в руки по символической цене либо дарились, что позволяло Шестуну в том числе не отражать данные о недвижимости в декларации. По данным Генпрокуратуры, экс-глава района является фактическим владельцем парк-отеля «Дракино» (номинальный хозяин – Криводубский) и базы отдыха «Медвежья берлога» (принадлежит ООО «Винтер», которое проходит ответчиком по делу). Прокуроры ссылались на показания номинальных владельцев и управленцев, которые указали на Шестуна как на подлинного хозяина вверенного им имущества.

Представители Генпрокуратуры также объяснили, почему иски предъявлены родственникам и знакомым Шестуна, хотя закон о контроле за расходами чиновников говорит только об изъятии имущества, законность происхождения которого те не смогли подтвердить. На самом деле этот закон 2012 г. лишь определил способ защиты интересов государства и полномочия прокуратуры, уверяли ее представители, сами же антикоррупционные запреты были выведены еще в 1992 г. указом президента Бориса Ельцина. А принятый в 2008 г. закон о противодействии коррупции ввел понятие «конфликт интересов» и определил ответственность лиц, которые вовлечены в коррупционную деятельность чиновника и способствуют ей, извлекая из этого выгоды и для себя. «Из представленных в суд материалов следует, что соответчики знали о занимаемой Шестуном должности, имели представление об уровне его доходов, однако получали от него денежные средства, обеспечивали их сохранность и учет, тратили на свои нужды и извлекали прибыль», – заявил прокурор, отметив, что этим и обусловлены предъявленные к ним иски.

По словам супруги Шестуна Юлии, доказательств принадлежности имущества экс-главе района прокуроры суду так и не представили: показания, на которые они ссылаются, даны в рамках уголовного дела, где на свидетелей могли давить (и такие жалобы в деле есть). Вызвать этих людей и допросить повторно суд отказался.

Заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл» Илья Шуманов называет подход прокуратуры натянутым и признается, что ни разу с таким толкованием не сталкивался: упомянутый указ 1992 г. рамочный и не определяет природу изъятия имущества. Тем более странными являются ссылки на конфликт интересов, который ни в одном законе не упомянут как основание для изъятия имущества, – эта категория дел подразумевает дисциплинарную ответственность, напоминает эксперт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more