Статья опубликована в № 4804 от 26.04.2019 под заголовком: Страсбург удивил Москву

Россия ответила на вопросы Страсбургского суда по делу Олега Сенцова

Уполномоченный России в ЕСПЧ отчитал Страсбург за неправильные вопросы

Вопрос о фальсификации представленных в российский суд доказательств находится вне компетенции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), следует из ответа российских властей на вопросы, заданные судом в связи с жалобой украинского режиссера из Симферополя Олега Сенцова. «Ведомостям» удалось познакомиться с этим документом. Северо-Кавказский окружной военный суд в августе 2015 г. приговорил Сенцова к 20 годам колонии за подготовку теракта. Проходивший по этому же делу Александр Кольченко получил 10 лет тюрьмы.

В декабре прошлого года ЕСПЧ коммуницировал их жалобу на приговор, в которой заявители настаивают: признательные показания были получены под пытками, доказательства – сфабрикованы, а судебный процесс – политически мотивированным. Суд задал российским властям ряд вопросов. Его интересует, подвергался ли Сенцов жестокому обращению и был ли суд над украинскими гражданами «независимым и беспристрастным». В связи с этим ЕСПЧ просит прояснить природу показаний осужденных и доказательств по делу. Его также интересует, имелись ли основания для засекречивания личности ряда свидетелей и была ли их информация «единственной или решающей» в процессе.

Ссадины и кровоподтеки у Сенцова российские власти объясняют тем, что во время ареста и обыска он «на непродолжительное время был прижат лицом к стене». Что касается Геннадия Афанасьева, который на процессе отказался от показаний следствию и заявил, что дал их под пытками, то сам Афанасьев в ЕСПЧ не обращался – следовательно, суд «ни при каких обстоятельствах» не может исследовать этот вопрос, настаивает уполномоченный России в Страсбурге замминистра юстиции Михаил Гальперин, подписавший меморандум. По его данным, в отношении «засекреченных» свидетелей были соблюдены все требования УПК. Что касается вопроса о фальсифицированных доказательствах, то власти России «удивлены постановке такого вопроса». Оценка доказательств является задачей и исключительной привилегией российских судов, а «Европейский суд не может выступать в качестве суда четвертой инстанции».

«Но существуют четкие международные стандарты оценки доказательств в уголовном процессе, – возражает адвокат Наташа Добрева, представляющая Сенцова в ЕСПЧ. – Доказательства, полученные с помощью пыток, не могут служить основанием для признания кого-либо виновным». Оценить процесс на соответствие таким стандартам помогут правозащитные НКО, привлеченные к делу в качестве третьих лиц, добавляет она. Разбирательство вступило в финальную стадию, констатирует адвокат: до 3 июня заявители должны представить дополнительные аргументы в пользу требования о справедливой компенсации.

Достаточно жесткий тон меморандума обусловлен политическим контекстом дела и не свидетельствует об изменении общих подходов российских властей к взаимодействию с ЕСПЧ, уверен главный редактор «Бюллетеня Европейского суда» Юрий Берестнев. В подобных случаях это стандартные правила игры.

Ранее ЕСПЧ отложил рассмотрение индивидуальных жалоб, связанных с ситуацией на востоке Украины, до тех пор, пока не будет вынесено постановление по межгосударственному делу «Украина против России». Пока по нему даже не назначена дата публичных слушаний.

Читать ещё
Preloader more