Турция репетирует падение Эрдогана

Экрем Имамоглу, выигравший 31 марта пост мэра Стамбула, идет на повторные выборы
Экрем Имамоглу, кандидат в мэры Стамбула /Bulent Kilic / AFP

Правящая партия потеряла контроль над Анкарой и Стамбулом впервые с 2001 г., когда была основана Партия справедливости и развития Эрдогана.

Поначалу все шло хорошо. В день выборов Эрдоган в девять часов вечера произнес победную речь, что его партия по-прежнему пользуется поддержкой большинства. В этот момент табло подсчета голосов выборов мэра Стамбула, показываемое в прямом эфире, неожиданно перестало обновляться, заметил корреспондент The Guardian. Когда подсчет возобновился, было обработано 99,8% бюллетеней и кандидат власти отставал от соперника на 0,28%.

Уважаемый человек – бывший премьер-министр, спикер парламента – проиграл борьбу за пост мэра Стамбула 48-летнему Экрему Имамоглу из Народно-республиканской партии с отрывом менее 14 000 голосов. Имамоглу – фигура несравнимо меньшего масштаба, всего лишь глава одного из районов Стамбула, который участвует в выборах второй раз в жизни. Многие горожане впервые услышали об Имамоглу только во время кампании.

Всех интересовало, как отреагирует Эрдоган, не привыкший к поражениям. Правящая партия сразу же заговорила о махинациях и настояла на пересчете голосов. Тем не менее 17 апреля Имамоглу получил удостоверение мэра и приступил к работе. Стоило всем выдохнуть с облегчением, как 6 мая удостоверение у него отобрали. Турецкий избирком после долгих колебаний отменил выборы семью голосами «за» при четырех «против». Якобы из 62 000 членов местных избирательных комиссий почти треть не была госслужащими, что не соответствует закону.

Теперь 23 июня стамбульцам предстоит дежавю: новые выборы. Пост мэра Стамбула имеет символическое значение. Эрдоган занимал его в 1994–1998 гг. и использовал как трамплин для стремительного взлета к президентскому креслу. «Кто покорит Стамбул – покорит всю Турцию», – говаривал он. В судьбе Имамоглу и президента есть ряд совпадений, из-за которых самые отчаянные комментаторы стали называть Имамоглу вторым Эрдоганом.

«В Турции выборы в Стамбуле считают репетицией к президентским – оппозиция полагает, что негативные тенденции в экономике сохранятся, Эрдоган будет слабеть и они выиграют следующие выборы президента. У Имамоглу есть шанс стать президентом, если он проявит себя адекватным мэром», – говорит политолог Алексей Макаркин.

Как Имамоглу отказался от футбола

Имамоглу родился 4 июня 1970 г. в Трабзоне. Как и Эрдоган, он выходец с черноморского побережья: президент Турции родился в Стамбуле, но детство провел буквально в сотне километров от родных мест Имамоглу, в соседнем с Трабзоном иле (области) Турции.

Семья Имамоглу зарабатывала сельским хозяйством, а в 1950-х гг. попробовала силы в торговле. В итоге на матери лежала ответственность за землю и стадо (к их небольшому каменному дому был пристроен коровник), а отец занимался продажей стройматериалов. Имамоглу стал помощником отца.

В старших классах родители решили перевести Имамоглу в частный лицей – тот как раз открылся в Трабзоне. Но он уперся – мол, это слишком шикарно – и остался в муниципальной школе. После получения диплома его хотели нагрузить обязанностями по семейному бизнесу, но он снова уперся и поступил в Американский университет Гирне в Стамбуле. Дело в том, что учитель физкультуры, известный в городе спортивный активист, с первых классов заразил Имамоглу страстью к футболу. Это еще одна общая черта с Эрдоганом, который был полупрофессиональным игроком.

У Трабзона есть свой клуб – «Трабзонспор». Это одна из двух команд не из Стамбула, сумевших стать чемпионами страны. Имамоглу некоторое время был сотрудником футбольного и баскетбольного подразделений «Трабзонспора». А в вуз он хотел поступить не столько ради изучения связей с общественностью, сколько ради спорткомплекса и футбольной команды университета. Но в конце концов то ли разочаровался в своих перспективах в спорте, то ли уступил напору семьи – в 1991 г. Имамоглу записался на бизнес-курсы Стамбульского университета. Через год начал карьеру в семейной компании и дорос до председателя совета директоров.

В Стамбул семья Имамоглу перебралась еще в 1987 г. Два года жили в одном районе, еще пару лет – в другом и наконец в 1991 г. осели в Бейликдюзю. Имамоглу хорошо узнал Стамбул. Целыми днями он мотался по разным районам: дом был в одном, университет в другом, офис семейной компании в третьем плюс приходилось ездить на стройки по всему городу.

Как Имамоглу стал политиком

Отец Имамоглу был активистом праволиберальной Партии отечества. Одно время сын помогал ему в партийной работе. Многие знакомые были уверены, что Имамоглу вступит либо в Партию отечества, которая поддерживала Эрдогана, либо в основанную Эрдоганом правоцентристскую Партию справедливости и развития. Увы, идеалы правых его не очень привлекали. Кумиром Имамоглу был Ататюрк. Он подал заявление в основанную этим легендарным лидером левоцентристскую Народно-республиканскую партию.

В 2002 г. Имамоглу предлагали участвовать в местных выборах, но он отказался, пишет турецкая газета Milliyet, не был готов ради политики жертвовать работой и семейной жизнью.

Когда Имамоглу в первый раз делал предложение любимой, получил отказ. Девушка хотела не свадьбы, а учиться в университете. В вуз поступить ей не удалось, а Имамоглу не отставал с рукой и сердцем. На этот раз в ответ прозвучало «да», свадьбу сыграли в ноябре 1995 г. Видимо, он дал жене слово исполнить ее мечту. Втайне от родных она училась в Стамбульском университете. Через два года пришлось сделать перерыв: родился первенец. До рождения в 2006 г. второго сына она успела отучиться в Анатолийском университете, а после него еще и закончить аспирантуру в стамбульском университете Арел. Третий ребенок – дочь появилась на свет в 2011 г.

Со временем бизнес и быт встали на накатанные рельсы. Имамоглу смог уделить время политике. В 2009 г. он возглавил местную ячейку Народно-республиканской партии. В 2014 г. пошел на первые в своей жизни выборы – и стал мэром района Бейликдюзю.

Как Имамоглу управлял районом

Еще в 1990-х в районе жило около 3000 человек. Но в 1999 г. в Стамбуле случилось землетрясение. Многие дома были разрушены. Началось строительство нового жилья и прокладка новых дорог. По данным интернет-издания Middle East Eye, в итоге население Бейликдюзю выросло к 2018 г. до 350 000 человек.

Имамоглу оказался отличным руководителем. «Чистый и ухоженный», зеленый район, «выделяющийся на фоне других в городе», – хвастались местные жители турецкому журналу T-vine.

«Он знакомился с проблемами района, инспектируя улицу за улицей, и лично искал им решение», – рассказала Middle East Eye жительница города.

В декабре 2018 г. Имамоглу выдвинули кандидатом в мэры всего Стамбула. Это был неожиданный выбор Народно-республиканской партии: малоизвестный местный политик, к тому же выходец из религиозной семьи, практикующий мусульманин, которому ни работа, ни избирательная кампания не мешали посещать пятничные богослужения. Зато не сработали традиционные вбросы противников партии: мол, дай этим республиканцам дорваться до власти, так азан (призыв к молитве) отменят, а количество мечетей сократят, отмечает интернет-издание Ahval.

Сам Имамоглу невеликую свою известность считал преимуществом. «Общество отгородилось от раскрученных политиков», – сказал он AFP во время предвыборной гонки, в марте.

Девизом его кампании стало объединение всех жителей города независимо от национальности и политических взглядов. Это сильный ход для Турции, население которой весьма неоднородно, сторонники секуляризации спорят с верующими, а курдская проблема никак не решится.

На фотографиях Имамоглу появлялся то с матерью, одетой по исламским канонам, то с женой, ходящей с непокрытой головой. Чтобы доказать, что он будет мэром всех жителей, он посетил христианское богослужение. Хорошей иллюстрацией стал визит на Гранд-базар. Престарелый сторонник партии Эрдогана демонстративно отказался пожать руку Имамоглу. Но кандидат в мэры все равно умудрился заключить старика в дружеские объятия.

«У меня нет и не было предубеждений. Я могу общаться с интеллектуалами и художниками, но также могу установить контакт с рабочим ресторана, посудомойкой, ученым и продавцом, потому что я жил в разнообразной среде, что считаю моим лучшим преимуществом», – цитирует Имамоглу интернет-издание Riataza.

Имамоглу уходит в соцсети

Все три месяца избирательной кампании Имамоглу каждый день отправлялся в разные районы города, где беседовал с местными жителями. Не забывал он и про встречи со знаменитостями. Это мог быть бывший мэр Стамбула, с которым Имамоглу обсуждал проблемы города. А могла быть и звезда интернета.

В одном из выпусков CNN журналистка интересовалась у людей, что бы они сделали, выиграв в лотерею. Житель Стамбула Бахаттин Чагыш ответил: купил бы собственный городской автобус и ездил в нем на работу сидя. Ведь в общественных автобусах невозможно найти свободное место. Видеоролик стал вирусным. Имамоглу немедленно перепостил его в твите с подписью «Немного терпения, брат, осталось всего 93 дня» (ровно столько было на тот момент до выборов). А еще через несколько дней Имамоглу встретился с Чагышем в автобусе. На дворе стояли новогодние праздники, народу было мало, и им удалось присесть. Они обсудили нужды города и особенно транспортную проблему. Имамоглу обещал открыть новые станции метро, расширить парк автобусов и маршруток, ругал реновацию и строительство высоток вместо малоэтажного жилья.

Обо всем этом мало писали в СМИ – там господствовал провластный кандидат. Но Имамоглу на это и не рассчитывал. Его кампания опиралась на сарафанное радио и соцсети. Расчет был, что жители Бейликдюзю расскажут другим о его делах. Все мероприятия Имамоглу немедленно выкладывались его штабом в сеть. «СМИ, особенно государственное телевидение, далеки от честности, – говорил он AFP. – Но у нас есть соцмедиа, пока что нетронутая территория. Сейчас мое главное оружие – тысячелетний метод коммуникации из уст в уста».

С кем боролся Имамоглу

Имамоглу не особо рассчитывал на победу. Опросы общественного мнения показывали, что он уступит как минимум 3–5% лидеру гонки. Основной его соперник – Бинали Йылдырым, кандидат от Партии справедливости и развития. Йылдырым – 27-й и последний премьер-министр Турции. В ходе конституционной реформы в 2018 г. этот пост был упразднен. Йылдырыма сделали спикером парламента.

Имамоглу позиционировал себя как местного политика, близкого к народу. Править городом он обещал с учетом мнения жителей: «Стамбул станет образцом городской демократии».

Для этого он собирался принимать решения, только обсудив их с главами районов. Йылдырым представал в образе государственного мужа. В январе в президентском дворце его принял сам Эрдоган, товарищи по партии обсудили будущее Стамбула.

Правда, кампания Йылдырыма началась не очень хорошо. Когда Эрдоган объявил о его выдвижении, кандидат в мэры должен был немедленно подать в отставку с поста спикера парламента. Этого требует закон. Но 64-летний Йылдырым тянул, потом заявил, что уйдет, лишь в случае если остальные кандидаты тоже оставят свои посты. Только 18 февраля он наконец-то подал заявление об отставке. В интернете успели вдоволь поиздеваться и над его незнанием законов, и над его страхом проиграть выборы и остаться ни с чем.

Имамоглу не критиковал Эрдогана напрямую – слишком уж популярен президент. Но говорил и про инфляцию, которая при правящей партии подобралась к 20%, и про безработицу около 15% и играл на недовольстве курдов арестами политиков из их Демократической партии народов.

О чем узнал Имамоглу



Две с половиной недели на посту мэра дали Имамоглу серьезные боеприпасы для второго раунда боя, пишет The New York Times. «Главная проблема Стамбула – расточительство, – сказал он. – Сильная институционная структура управления так и не была создана <...> Я бизнесмен и, заходя в организацию, сразу чувствую необоснованную трату денег». Бюджет города около 20 млрд лир, а долгов власти набрали на 26 млрд лир.
Имамоглу обнаружил, что к услугам мэра десятки служебных автомобилей: «Уже одного этого достаточно, чтобы испортить мэра». Он отказался от автопарка и ездил на работу на собственной машине. На жилье мэра и глав районов тратятся миллионы лир, рассказывал он жителям о своих открытиях. 60% городского бюджета достаются 28 частным малопрозрачным компаниям.
Многие из этих компаний управляются сторонниками Эрдогана, объясняет The New York Times. А в благотворительные фонды, в руководстве которых есть члены семьи президента, Стамбул направил в прошлом году миллионы лир.
По данным Deutsche Welle Turkish, больше всего в 2018 г. досталось образовательному фонду Tugva, в совете попечителей которого сын Эрдогана, – 74,3 млн лир ($13,2 млн). На втором месте с 51,5 млн лир ($9,1 млн) образовательный фонд Turgev, основатель которого сын Эрдогана, а в совете – дочь Эрдогана.
Новый мэр способен разорвать выгодные контракты – вот почему Эрдогану имеет смысл бороться за контроль над городом, утверждает The New York Times. Имамоглу в эту субботу обещал обнародовать документы о растрате муниципальных денег, которые успел найти за считанные дни, проведенные на посту мэра.

Снова на выборы

Победа Йылдырыма казалась несомненной. В воскресенье вечером еще подсчитывали голоса, а кое-где в городе уже появились типографские плакаты, на которых от его имени говорилось: «Спасибо, Стамбул!». Когда выяснилось, что мэром будет Имамоглу, оппозиционер сразу же попытался закрепить успех и заявил: «Мы хотели бы начать работать как можно раньше, чтобы служить людям». Когда начались попытки лишить его победы, Имамоглу призвал власть: «Надо уметь признавать поражения, а не только радоваться победам. Они на это не способны. И потому мне жаль Турцию и Стамбул. Они правили Стамбулом 25 лет. Пост мэра этого города чрезвычайно важен. Но они же должны понимать, что бесконечно так продолжаться не может. В какой-то момент всегда появляется кто-то более успешный, и власть в городе переходит к нему. Это совершенно естественный ход событий» (цитирует телеканал Euronews).

Когда Имамоглу лишился удостоверения мэра, его спросили, призовет ли он к бойкоту выборов. Ответ был – ни за что: «Общество необходимо нормализовать с помощью демократии, борясь посредством выборов. <...> Мои горожане сохраняют спокойствие. Я призываю миллионы стамбульцев: пожалуйста, расскажите о несправедливости, которую вы пережили», – приводит его слова Fox TV.

Спокойствие спокойствием, но жители Стамбула, узнав, что Имамоглу лишили поста, вышли на «кастрюльный марш», во время которого били в знак протеста в кухонную утварь.

Как и во многих странах, беда турецкой оппозиции – плохая скоординированность и раздробленность. Имамоглу обещал объединить нацию.

«[Его победа] придала новых сил оппозиции. Появилось чувство, что, если работать и следовать разумной стратегии, появляется шанс сменить правительство», – рассуждал профессор Стамбульского университета Билги Илтер Туран на страницах FT.

Через полтора месяца стамбульцам снова предстоит идти на выборы. Вопрос не только в том, больше или меньше горожан поддержат Имамоглу. Но и в том, будет ли он в бюллетене – у власти достаточно времени, чтобы договориться с ним или не допустить до выборов.

Пока Имамоглу громко заявляет, что на кону стоит демократия в стране и он намерен за нее бороться. В день выборов он собирается открыть информационный центр и набирает десятки тысяч волонтеров, которые, как он обещает, проследят за каждой избирательной урной города. А в ближайшее время собирается обнародовать информацию о злоупотреблениях прежних городских властей, которую сумел найти за неполных 20 дней работы мэром.

В Турции не как в России

В Турции оппозиция воспринимается как реальная сила, которая может прийти к власти, было много примеров сменяемости, поэтому Народно-республиканская партия действует в своем праве, в России же оппозицию считают людьми, которые к власти не придут, но могут критиковать действующую власть или что-то ей подсказывать, говорит Макаркин: «В Турции оппозиция не помощник власти, она существует не для возможности проголосовать протестно. Это реальная сила, которая может сменить Партию справедливости и развития».

«Например, если сравнивать с выборами мэра Москвы 2013 г., то в Москве считали, что Навальный выборы не выиграет, но ему нужно оказать поддержку, да и сам Навальный вряд ли верил в свою победу. Имамоглу же с самого начала играл на победу. Он кандидат от партии, основанной еще Ататюрком, она всегда была представлена в парламенте», – отмечает эксперт. Если же сравнивать с осенними выборами губернаторов прошлого года, когда в четырех регионах губернаторы не смогли переизбраться, то тогда победившие оппозиционеры изначально считали, что ни на что не претендуют, их отбирали как удобных соперников, но на волне протестного голосования они победили, говорит Макаркин. «В Турции же никто соперников не отбирает. Народно-республиканская партия боролась за победу в Стамбуле и Анкаре. Сейчас экономическая ситуация в Турции ухудшается, и те, кто в 2000-е поддерживал Эрдогана, перешли на сторону Народно-республиканской партии – в основном это средний класс. И это несмотря на то, что Эрдоган выставил против Имамоглу серьезного соперника – бывшего премьер-министра. То есть это реальная конкуренция без спарринг-партнеров», – говорит Макаркин. «Также успехи наших оппозиционеров никогда не рассматриваются в контексте президентских выборов», – отмечает эксперт.

Макаркин считает, что в Турции невозможны размены – «мы отдаем вам Анкару, себе оставляем Стамбул».

Получится ли у Имамоглу выиграть выборы 23 июня, зависит от того, сможет ли он мобилизовать своих сторонников на чувстве обиды: что они за него проголосовали, а у них украли победу, проголосуют ли они за него повторно, заключает Макаркин.

В подготовке статьи участвовали Елена Мухаметшина и Наталия Жукова