Статья опубликована в № 4821 от 28.05.2019 под заголовком: Президент посмотрит на залоги

Борис Титов рассказал президенту о преследовании бизнеса

Уголовное преследование остается популярным способом разрешения деловых споров

Бизнес-омбудсмен Борис Титов в понедельник представил президенту Владимиру Путину ежегодный доклад о правах человека в области предпринимательской деятельности. Ситуация по-прежнему не радует: более 80% респондентов (опрос провел аппарат бизнес-омбудсмена) заявляют, что не считают ведение бизнеса в России безопасным делом, сообщил Титов президенту.

Большая часть проблем предпринимателей связана с уголовным преследованием бизнеса – на долю уголовных дел приходится 30,5% обращений к бизнес-омбудсмену, говорится в докладе, текст которого аппарат уполномоченного передал «Ведомостям». Перечисленные в докладе проблемы не новы. Уголовное разбирательство по-прежнему остается популярным способом разрешения гражданско-правовых споров. Суды по-прежнему игнорируют законодательный запрет на аресты предпринимателей, по собственному усмотрению отказывая им в этом звании и руководствуясь формальными признаками, говорится в докладе.

В пример уполномоченный приводит постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу основателя инвестиционного фонда Baring Vostok Майкла Калви и четырех его сотрудников – в документе суд указал, что инкриминируемые им действия не совершены в сфере предпринимательской деятельности, поскольку по смыслу действующего законодательства предпринимательство не может быть основано на обмане либо злоупотреблении доверием.

Кроме того, бизнес продолжают разорять при проведении оперативно-розыскных и следственных мероприятий. И хотя в прошлом году в Уголовно-процессуальный кодекс были внесены изменения, призванные не допустить изъятия электронных носителей информации в ущерб предпринимательской деятельности при расследовании экономических преступлений, такое ограничение по-прежнему отсутствует в законе об оперативно-розыскной деятельности, говорится в докладе. В результате под видом осмотра места происшествия фактически проводится обыск с изъятием всех документов. А срок возврата изъятого, а также место и объект проведения обследования помещений никак не определены. Такая неопределенность приводит к тому, что если следственные мероприятия проводятся в офисных центрах, то под изъятие подпадают все его арендаторы, даже если они не имеют отношения к предмету проверки.

Омбудсмен предлагает дополнить УПК нормой, прямо запрещающей возбуждение уголовных дел по фактам неисполнения или ненадлежащего исполнения гражданско-правовых сделок между хозяйствующими субъектами, не признанных судом недействительными. Также, по его мнению, необходимо расширить полномочия прокуратуры, дать прокурорам право санкционировать возбуждение уголовного дела и право выносить решение о прекращении уголовного дела при наличии к тому оснований. Необходимо также внести поправки в закон об оперативно-розыскной деятельности, ограничивающие возможности правоохранителей изымать документы и имущество проверяемых предприятий.

Что касается меры пресечения, то омбудсмен предлагает обязать суды в каждом конкретном случае указывать не формальные, а конкретные основания, по которым деяние не относится к преступлениям, совершенным в сфере предпринимательской деятельности, ввести обязательное согласование ходатайства об аресте с прокурорами. Кроме того, напомнил Титов президенту (здесь и далее цитаты по kremlin.ru), Уголовный кодекс предусматривает возможность выхода подозреваемого под залог, но на практике такая мера почти не применяется. И если обязать суды хотя бы объяснять каждый раз, почему они не назначили залог, это было бы очень серьезное изменение, выразил мнение предпринимательского сообщества Титов.

«Надо посмотреть», – согласился президент Путин, но тут же и предупредил, что важна и сумма залога. «Потому что если предполагаемое преступление тянет на миллиарды, а сумма залога 10 коп., то тогда это не работает», – констатировал президент.

В докладе бизнес-омбудсмен обращает внимание на то, как увеличилось число случаев применения к предпринимателям ст. 210 Уголовного кодекса (организация преступного сообщества) – эта практика позволяет без проблем продлевать сроки следствия и добиваться ареста фигурантов дела. Побочное следствие такой практики – значительное увеличение сроков наказания, к которым приговаривают предпринимателей. Поэтому Титов предлагает законодательно исключить применение ст. 210 в уголовных делах, возбужденных по факту либо в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления в сфере предпринимательской и экономической деятельности.

Новый раздел в докладе бизнес-омбудсмена посвящен тому, как предприниматели отбывают наказание и как проходит их реабилитация, когда они выходят на свободу.

На самом деле это нормальный процесс, когда в докладе уполномоченного по правам предпринимателей повторно ставятся одни и те же вопросы, говорит замруководителя юридической службы аппарата уполномоченного Наталья Рябова: что-то удается решить, что-то нет, это системная работа, которая идет от доклада к докладу. «Все-таки мы видим, что сдвиг уже есть в идеологии – по крайней мере на уровне законодателя», – считает Рябова. Сейчас начинается борьба за корректное правоприменение, продолжает она: «Это же до анекдота доходит: арестам предпринимателей было посвящено три пленума Верховного суда! Три по одной проблеме практически подряд – такого в истории не было никогда!»

Зампред комитета Госдумы по экономической политике Дмитрий Сазонов считает, что эффективность принимаемых законодательных решений резко бы возросла, если бы была введена персональная ответственность чиновников за действия, которые нанесли ущерб бизнесу. Сейчас есть закон, который предусматривает ответственность следователя за неправомерное возбуждение уголовных дел в отношении предпринимателей, но он не работает, сетует депутат. Однако можно было бы создать фонд для компенсации потерь, которые несут бизнесмены, – по образцу того, который создается для компенсации потерь дольщиков. Наполнять его можно было бы за счет миллиардов, изъятых у коррупционеров, а понесенные фондом убытки впоследствии компенсировать за счет тех должностных лиц, чьи действия привели к потерям, заключает Сазонов.

Пока не будет, как в известном анекдоте, жестких указаний, ничего не изменится, уверен адвокат Алексей Мельников. В стране выстроена четкая вертикаль и все разговоры про пленумы – для отвода глаз, утверждает он. Уже есть все постановления, но пока не будет оргвыводов в отношении конкретных людей, принимающих конкретные решения, на устные указания просто не будут реагировать. Мельников вспоминает, как полгода назад Верховный суд отменил решение Лефортовского районного суда, санкционировавшего арест бывшего вице-президента «Росгосстраха» Сергея Хачатурова. Дело вернули на новое рассмотрение, и Лефортовский суд снова вынес решение об аресте, даже текст практически не поменял. «Наша жалоба снова в Верховном суде, а Хачатуров в тюрьме уже больше года», – заключает адвокат.

Читать ещё
Preloader more