Прямая линия Путина. Главные заявления

Президент – о падении доходов, проблеме мусора, Зеленском и деле Голунова

В четверг, 20 июня, прошла 17-я прямая линия с президентом России Владимиром Путиным, во время которой он общался с россиянами в прямом эфире. В Кремле заявили, что, невзирая на то что количество вопросов упало, к мероприятию сохраняется огромный интерес. Всего был задан 81 вопрос. «Ведомости» собрали самые интересные ответы.

О стыде

«Это нешуточный вопрос, и говорить об этом на многомиллионную аудиторию не так просто. Конечно, да [бывает стыдно], как и любому нормальному человеку. Я уже публично как-то раз воспроизводил эту ситуацию. Сейчас сложно об этом говорить, но тем не менее. Это было в начале 2000-х гг., страна была в сложном положении. Мы прилетели в какой-то регион, конец рабочего дня, темно, и куда-то я перебирался, шел по слякоти к машине. Вдруг появилась женщина — преклонного возраста. Что-то невнятно сказала — и вдруг упала на колени. Отдала мне записку. Я сказал, что обязательно посмотрю. Забрал, отдал помощникам. И ее потеряли. Никогда этого не забуду. Мне и сейчас стыдно».

О замене чиновников на роботов

«Даже если кого-то заменять на робота, здесь мы должны обратиться к Касперским, к «Яндексу». Все равно кто-то роботов будет программировать».

О главной проблеме России

«Если исходить из того, что главное, что мы должны сделать разными способами в ходе реализации нацпроектов, — это добиться повышения производительности труда и на этой базе решать вопросы, связанные с благосостоянием России, то, конечно, одна из ключевых проблем — рост производительности труда».

О борьбе с ленью

«Во-первых, насколько я помню, психологи говорят, что лень — это вполне нормальное состояние человека, вызванное тем, что организму хочется отдохнуть. Отдыхать нужно и нужно иметь отдых. Но нет иного способа бороться с ленью, как начать работать».

О прямой линии и спецслужбах

«Увидел бегущую строку: «Прямая линия — это шоу спецслужб». Уверяю вас — я понимаю, что это вопрос с подтекстом, — но я вас уверяю, что никакого отношения ни одна спецслужба России к сегодняшнему мероприятию не имеет».

О возможности назначения Грудинина премьером

«Я здесь прочитал любопытную информацию: «Вот в свое время Ельцин понял, что надо, чтоб Примаков возглавил правительство. Не считаете ли вы, что нужно, чтобы господин Грудинин возглавил правительство?» Но у Примакова не было счетов за границей, он не занимался бизнесом. Евгений Максимович был абсолютно чистый и прозрачный человек. Поэтому, прежде чем принять такие кадровые решения, нужно хорошо подумать. Надо для начала вывести деньги из офшоров».

О российском вооружении

«Россия — великая военная держава, которая сокращает расходы на оборону. Несмотря на скромные расходы на оборону, мы не только обеспечиваем ядерный паритет, но и оказываемся еще на два-три шага вперед. <...> Ни у одной страны мира нет такого современного оружия. Это то обстоятельство, которое должно вызывать у нас гордость за страну».

О возможности внедрения США в энергосистему России

«Современный мир очень взаимосвязан и взаимозависим. И я слышал об этой статье в The New York Times и видел реакцию президента о том, что они [The New York Times] предатели. Но я не понимаю, как это [реакцию Трампа] мы должны трактовать — это значит, что они [The New York Times] выдали реальную информацию или осуществили вброс? Но в любом случае мы должны на это реагировать, должны понимать, о чем идет речь. Мы неоднократно американским партнерам предлагали выработать правила в киберпространстве, в том числе влияющие на критически важную инфраструктуру и СМИ. Но вразумительного ответа не получили <...> Что касается работы нашей критически важной инфраструктуры, энергетики в том числе, — конечно, мы должны думать, как себя обезопасить от любых кибератак и негативного воздействия. Мы не только думаем над этим, но и занимаемся этим».

О встрече с Трампом

«Диалог всегда хорош, он всегда востребован. И, разумеется, если американская сторона проявляет к этому интерес, мы готовы к этому диалогу — настолько, насколько партнеры к этому готовы. Мы видим, что там происходит: даже если президент хочет делать шаги навстречу, существует масса ограничений, связанных с деятельностью других властных институтов. Тем более что сейчас действующий глава государства будет оглядываться на требование избирательной кампании, в которую он уже вступил. Поэтому думаю, что не так все будет просто и в наших отношениях».

О законе об оскорблении власти

«В этом законе речь не идет о критике власти – люди должны и имеют право обращать внимание на проблемы, в том числе в функционировании властных институтов. Закон направлен на оскорбление символов государства – чтобы никто не позволял себе глумиться над флагом или гербом. А такие факты имеют место быть, мы не можем не обращать на это внимание. Такая практика – не какая-то «квасная», российская: уголовная ответственность предусмотрена в европейских странах, например в ФРГ. А у нас – административная ответственность вводится. С чем не могу не согласиться: никто не имеет права злоупотреблять этой нормой, чтобы ограничить людей в их праве критиковать власти любого уровня. Конечно, мы будем за этим следить, и я попрошу Генпрокуратуру обратить на это внимание».

О союзном государстве с Белоруссией

«У нас не стоит вопрос об объединении в одно государство. Речь идет о реализации договора о создании союзного государства. Это не единое государство. Но там много элементов – вплоть до создания союзного парламента, введения общей валюты. Что-то не было сделано со стороны России, что-то – со стороны Белоруссии. Мы договорились с Александром Лукашенко, что вернемся к этому договору и посмотрим, что нужно реализовать из того, что не было сделано. Сейчас экспертные группы, сформированные на уровне руководителей правительства, заместителей руководителя правительства, этим активно занимаются. И сделано много, в том числе с точки зрения социальной сферы, социальных гарантий, перемещения товаров и услуг. Сделано немало, но, с моей точки зрения, явно недостаточно».

О президенте Украины Владимире Зеленском

«Он талантливый человек. Я помню его выступления на КВН в Москве где-то в 2000-х гг. Все это было талантливо и смешно, но то, что мы сейчас видели, это не смешно. Это не комедия, это трагедия. Если уж он оказался в том месте, где находится, нужно проблемы решать. Во время избирательной кампании он об этом говорил, сделал это ядром своей избирательной программы. Он заявил, что не собирается говорить с сепаратистами. А как решать тогда эту проблему? В современной истории не было конфликтов, которые решались бы без переговоров конфликтующих сторон. Обстрелы со стороны ВСУ увеличились. А во время предвыборной кампании говорилось, что они прекратятся. Говорилось, что будет прекращена блокада. Ничего не делается. Блокада только усиливается. Ничего не происходит. Шаги навстречу – это самое простое. Нужна политическая воля со стороны украинского руководства».

Об ответственности за оборот наркотиков и деле Голунова

«У нас действительно за нарушения в сфере оборота наркотиков много обвинительных приговоров и, более того, от всего количества тюремного населения 26% – незаконный оборот наркотиков. Нужно ли либерализовать? На мой взгляд, нет. Угроза для страны, нации, народа очень велика. Если человек хранит незаконно, распространяет даже небольшие дозы, нужно нести за это ответственность. И никакой либерализации здесь быть не может. Другое дело – нужно вести контроль за деятельностью правоохранительных органов, чтобы не было никаких правонарушений с их стороны, чтобы ради галок людей не сажали. Чтобы не было таких случаев, как с тем журналистом <...> Может, в системе собственной безопасности МВД создать отдельное направление, которое бы контролировало эту сферу деятельности. И ФСБ не мешало бы этим поплотнее заняться».

Об арестах за экономические преступления

«Так и хочется сказать: от нас не убежишь, у нас длинные руки. Но, к сожалению, убегают. Вы правы вот в чем: нельзя злоупотреблять арестами в сфере экономических правонарушений. Можно ли использовать более широко залог? Можно и даже нужно. Наряду с домашний арестом и подпиской о невыезде. Но полностью исключить арест нельзя. Во всем должна быть мера. Такой способ, как залог, должен шире использоваться. Одна из главных проблем – бесконечное содержание под стражей. Прошу, чтобы до конца ноября – декабря Верховный суд и Генпрокуратура сделали свои предложения».

О чувствах при неисполнении его указов

«Дело ведь не в границах терпения, а дело в том, что надо добиться результата. Самое простое в моем положении – махать шашкой, увольнять, нагонять. Если кто-то что-то не делает, то мне кажется, в этом есть и моя вина».

О личной ответственности за коррупцию

«Я чувствую ответственность за это безобразие. А если бы не чувствовал, вы бы ничего не знали, – так же, как это происходит в некоторых странах, как и у нас бывало. Все равно встает альтернатива – часто мне говорят: может, мы это закроем? У меня всегда один ответ: нет. Если мы имеем дело с преступлением, коррупцией, наживой за счет граждан, мы всегда должны это доводить до конца и делать это гласно. И мы будем продолжать это делать. Откуда они берутся, эти деньги? Понятно, из коррупционных схем, из бизнеса. Кстати сказать, здесь, как правило, обе стороны виноваты: одни тащат – другие берут. Куда уходят деньги? В доход государства, разумеется».

Об обнаруженных у полковника Захарченко 9 млрд рублей

«Иногда лучше вслух не произносить. Не смешно. Реально, когда узнаешь, что там миллиарды, – просто нет слов. Печатных, во всяком случае. Но это не должно останавливать нас в борьбе с этим явлением [коррупцией]».

Об «экономистах 1990-х» и Алексее Кудрине

«У нас нет экономистов 1990-х годов – где они сейчас? Назовите хоть одну фамилию. Разве что Алексей Леонидович Кудрин, и тот не в полном объеме – перековался и дрейфует в сторону Сергея Глазьева. Поскольку хочет распечатать нашу нефтяную кубышку и говорит, что нужно отсечку нефтяных доходов увеличить. Но, правда, его коллеги – почти ученики – оппонируют и говорят, что это приведет к инфляции. Но у нас реально нет экономистов 1990-х годов. Наверное, идеи монетаристские присутствуют. Но нет системы 1990-х годов».

О доходах руководителей государственных компаний

«Если обратиться к руководителям крупных государственных компаний – когда смотришь на уровень их дохода, меня тоже иногда цепляет, честно вам говорю, я и им говорил неоднократно. Но дело в том, что у них в компаниях – и это тоже объективная необходимость – много работает в том числе иностранных специалистов, и уровень доходов иностранных специалистов считается от первых лиц. Если им резко опустят, там будет дефицит кадров».

О недопуске сотрудников МВД за границу

«Некоторые сотрудники МВД – не все – являются обладателями секретной информации. Рядовые сотрудники – нет. Поэтому мы [с руководителем МВД Владимиром Колокольцевым] договорились расширить географию выезда сотрудников МВД за границу. Сотрудники МВД наделены особыми полномочиями, и они находятся в особом положении. И они должны сами для себя сделать выбор: готовы ли они работать с этими ограничениями или нет».

О «Единой России» и 1990-х

«Среди вопросов, которые я увидел, есть достаточно острый: "Куда ведет нас банда патриотов из "Единой России"? Я считаю, что когда люди берут на себя ответственность, в том числе и за принятие непопулярных решений, чрезвычайно нужных стране, это значит, что это зрелые люди, которые ставят своей целью жизни, целью политической карьеры укрепление страны и улучшение жизни людей в конечном итоге. Я не буду называть бандой тех людей, которые были у руля в 90-х годах, но отмечу, что за то время у нас полностью развалилась социальная сфера, промышленность, мы утратили оборонку и развалили вооруженные силы. Довели страну до гражданской войны, до кровопролития на Кавказе. И поставили страну на край утраты суверенитета, это надо прямо сказать. Конечно, не все люди, которые работали в 90-е годы, несут за это ответственность, но наверняка, раз это произошло, есть и такие, кто за это ответственность должен нести. Не хочу называть их бандой, но это результат их работы».

О возможности «помириться» с Западом

«Что значит помириться? Мы ни с кем не ругались. И желания такого нет. <...> О примирении речи не идет. Если мы полностью сдадимся и наплюем на свои национальные фундаментальные изменения, будут ли какие-то изменения? Может, какие-нибудь внешние сигналы будут, но кардинально ничего не изменится».

О проблеме с субсидированием ипотеки для семей с детьми

«Есть мое поручение: для семей с детьми, у которых появился второй или третий ребенок, должна быть льготная ипотека 6%. На Дальнем Востоке – 5%. Что произошло с этими 6%? Проблема не решается с банками, они не пересчитывают ставку по кредиту. Это реальная ошибка правительства России. Минфин не выделил достаточных ресурсов на компенсации банкам на эти цели. По двум каналам должен решаться этот вопрос – по линии Минфина и через организацию Дом.РФ. Но ни там ни там это не решалось, поскольку правительство не выделяло необходимых ресурсов. В принципе проблема уже решена, Минфин выделил необходимые ресурсы. Надеюсь, скоро это будет видно на практике».

О проблеме мусора

«Это большая проблема у нас. Она возникла не вчера. Мы много раз об этом говорили, возвращались к этому. Кстати говоря, заниматься этим стали года два – три назад и толчком была как раз очередная прямая линия. Жители Балашихи пожаловались на то, что у них происходит. С этого момента с моей стороны пошел сигнал коллегам в регионы. Сделали это предметом внимания на всех уровнях. Выяснилось, что мы десятилетиями накапливали мусор. И никто этим как следует никогда не занимался. Специалисты это знают точно, широкая публика, может, и не догадывается: мы генерируем 70 млн т отходов. И никто не занимается в промышленном смысле переработкой этих отходов. Тем более что полигоны скапливались десятилетиям еще с советских времен. Усугубляется это еще и тем, что общество у нас превратилось все-таки в общество потребления. Новые упаковки появились, много пластика применяется. В Тихом океане целые острова со среднюю европейскую страну образовались».

О персональной ответственности за невыполнение нацпроектов

«Персональная ответственность министров в данной работе необходима. Она на плечах каждого коллеги, который отвечает за то или иное направление».

О риске «пузыря» на рынке кредитования

«Один из показателей расходов на сегодняшний день – это выплаты по кредитам. И банки предоставляют сейчас кредиты для граждан, условно говоря, под залог 40% заработной платы, что, конечно, чревато, рискованно, на мой взгляд. ЦБ должен обратить на это внимание. Нам не нужно в экономике надувать этих пузырей».

О падении доходов

«Несколько лет назад мы столкнулись сразу с несколькими шоками. Это даже не внешние шоки, связанные с санкциями, а с ситуацией на рынке в отношении наших традиционных экспортных товаров. Поэтому у нас и произошел такой малоприятный элемент в экономике и в социальной сфере. Реальные доходы граждан сокращались в течение нескольких лет. Самый большой спад был в 2016 г. Теперь они растут».

О национальных проектах

«Это то, вокруг чего строится вся наша работа сегодня. Работа строится вокруг человека, но для того чтобы добиться максимального результата для граждан, для развития экономики, мы организовали работу в рамках национальных проектов. Конечная цель – поставить экономику на новые рельсы, сделать ее высокотехнологичной, повысить производительность труда и на этой базе поднять уровень жизни наших граждан, обеспечить безопасность нашего государства на длительную историческую перспективу. Прежде всего надо было понять, за счет чего мы будем добиваться этого результата, найти источники финансирования. К сожалению, правительство пошло на повышение НДС – повторяю, в том числе чтобы наполнить государственный бюджет».

Читать ещё
Preloader more