Статья опубликована в № 4857 от 18.07.2019 под заголовком: Суд покупает честность

Верховный суд задумался о добросовестности

Принуждение участников спора к честности поможет снизить число «предпринимательских» дел

Недобросовестные действия участников судебных процессов, которые вводят в заблуждение не только друг друга, но и суд, – это серьезная проблема для устойчивости гражданского оборота и правовой защищенности граждан, заявил в среду на заседании клуба им. Замятнина секретарь пленума Верховного суда Виктор Момотов. По его мнению, введение суда в заблуждение должно стать экономически невыгодным, иначе «ложь в суде рискует стать нормой». Пока же выгоду приносит скорее лживое поведение участников процесса, признает он.

Формально из принципа добросовестности вытекают все нормы Гражданского кодекса, напомнил судья Иван Разумов, но излишняя ориентация на него может привести к обвинению судов в «нормотворчестве». Поэтому пользоваться таким инструментом следует осторожно, считает судья, – например, когда нужно примирить на практике противоречивые нормы законодательства. Скажем, если оно обязывает предпринимателя одновременно принять меры к ликвидации кризиса и инициировать процедуру своего банкротства, то нельзя наказывать бизнесмена, если он добросовестно выполнял план по выходу из кризиса.

По мнению экспертов, именно недобросовестное поведение участников гражданских споров часто становится поводом для возбуждения «предпринимательских» уголовных дел. Многие из них возбуждают, чтобы собрать доказательства для решения хозяйственного спора, знает Виктория Бурковская из «Егоров, Пугинский и партнеры». Решить эту проблему, по ее мнению, можно было бы с помощью позаимствованного из американского или английского процесса института discovery and disclosure – обязательного раскрытия сторонами документов, имеющих отношение к спору. Другой инструмент для повышения ответственности участников спора – наказание за неуважение к суду, применяемое в английском праве, продолжает Бурковская: так квалифицируется и сокрытие от суда значимой информации, что ведет к безусловному признанию проштрафившейся стороны проигравшей.

Момотов не исключает, что Верховный суд выступит с предложениями, которые позволят судьям требовать большей добросовестности от сторон. Хотя вопрос о том, должен ли суд активно выяснять, насколько добросовестны действия участников процесса, остается дискуссионным, ведь в существующей парадигме ему отводится роль арбитра, а не активного участника спора. Тем не менее, напоминает судья, исходя из принципа добросовестности Верховный суд сформулировал правовую позицию по целому ряду значимых дел. Например, он указал, что страховая компания, частично выплатившая страховое возмещение, не вправе при пересмотре дела ссылаться на отсутствие страхового случая, поскольку своим поведением она фактически признала, что страховой случай имел место. А рассматривая вопрос о соотношении принципа свободы договора и принципа добросовестности в спорах с микрофинансовыми организациями, Верховный суд решил, что предоставление средств по договору займа не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more