Большинство россиян не хотят нести ответственность за действия властей

Продолжается скрытое нарастание внутреннего напряжения между государством и обществом, констатируют социологи
Россияне не хотят отвечать ни за действия правительства, ни за происходящее в стране /Евгений Разумный / Ведомости

60% россиян считают, что люди не несут моральной ответственности за действия своего правительства, следует из опроса «Левада-центра». За 11 лет доля таких ответов выросла на 10 п. п. 54% опрошенных не готовы отвечать и за происходящее в стране (этот показатель вырос с 2008 г. на 22 п. п.), а 57% – за политику страны в прошлом. В то же время 96% респондентов говорят, что «безусловно» или «в какой-то мере» несут ответственность за благополучие своей семьи и будущее детей, а 81% – за действия своих родственников.

Кроме того, 34% россиян уверяют, что никогда не поступали вопреки тому, что считают правильным и справедливым (в 2003 г. так говорили 18%). 25% опрошенных признают, что шли против правды, когда «это было нужно для пользы дела», а 15% – «под давлением начальства».

Россияне не хотят отвечать ни за действия правительства, ни за происходящее в стране, подтверждает директор «Левада-центра» Лев Гудков: «Они считают, что поступки властей не отвечают их интересам и грозят тяжелыми последствиями для маленького человека. Люди не хотят отвечать за войну в Сирии, отношения с Украиной, с Западом и т. д.». Это важная характеристика режима, она означает фрагментацию общества, распад социальных связей и замыкание только на семье и близких, подчеркивает социолог: «Все это влечет отказ от идеи общего блага и желания участвовать в общественной жизни. Для власти же это означает размывание ее поддержки, происходит скрытое нарастание внутреннего напряжения между государством и обществом». При этом растет и число людей, которые считают, что никогда не поступали не по справедливости, указывает социолог: «Это, с одной стороны, означает исчезновение совести, а с другой – ослабление ответственности и рост самодовольства, что тоже ненормально. Люди больше готовы прогибаться под внешним давлением, хотя и понимают, что это неправильно. Это отражение усиливающегося давления власти и попыток ужиться с государством». Существующий же запрос на справедливость скорее возникает как надежда на чудо, а не на собственные силы, добавляет Гудков.

Наиболее выраженный тренд – двукратный рост доли тех, кто заявляет, что никогда не поступает вопреки тому, что считает справедливым, говорит руководитель ­ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Здесь отчасти проявляется и то, что некоторые массовые представления о правильном и неправильном со временем меняются. Тем не менее такой рост может объясняться тем, что перед нами один из эффектов роста запроса на справедливость. Люди декларируют не столько реальное поведение, сколько недопустимость несправедливости». Это подтверждается и снижением вдвое доли тех, кто признает за собой несправедливое поведение из-за собственной слабости, отмечает эксперт: «Слабость здесь – это неготовность бороться за справедливость. А резкое падение числа таких ответов отражает как раз готовность несправедливости противостоять». С представлениями о несправедливости в некоторой степени связаны и ответы об ответственности за происходящее в стране и особенно за действия правительства, полагает Бадовский: «Тут может присутствовать некое желание дистанцироваться от действий власти, которые люди считают неправильными, ведь речь идет именно о моральной ответственности, т. е. ценностном восприятии властных решений. Базовым является представление людей, что они вряд ли могут отвечать за то, на что не имеют особого влияния, – в отличие от ответственности за свою семью».