«Мы не можем серьезно обсуждать персону кандидата». Как Госдума принимала премьер-министра Путина

20 лет подъему Владимира Путина на вершину российской власти

Владимир Путин, на тот момент больше года проработавший директором ФСБ и меньше полугода – секретарем Совбеза России, был вызван 5 августа на разговор к президенту Борису Ельцину. Тот предложил Путину возглавить правительство, сменив на этой должности Сергея Степашина, также выходца из спецслужб. Это было частью кадровой чехарды в высших эшелонах российской власти: за год сменилось три премьера. Степашин был назначен премьером вместо Евгения Примакова – одного из лидеров движения «Отечество – вся Россия», беспокоившего Кремль накануне думских выборов 1999 г. Тот в августе 1998 г. сменил Сергея Кириенко, объявившего дефолт.

Назначение очередного премьера могли не воспринять всерьез, если бы Ельцин сразу не назвал Путина преемником, хотя речь о досрочной отставке президента сразу не шла. 9 августа Путин стал и. о. премьера, а 16 августа его кандидатура рассматривалась в Думе – той самой, которая еще весной 1999 г. пыталась инициировать процедуру импичмента Ельцина за развал СССР, разгон Верховного совета в 1993 г. и войну в Чечне. К потенциальному преемнику Ельцина депутаты оказались мягче: большинство фракций, даже оппозиционных, устроило так называемое «свободное голосование». Это позволило Путину набрать большинство голосов (232) при 84 проголосовавших против.

После последовавших двух сроков президентского правления Путина, вновь утверждая его на пост главы правительства, Госдума проявляла большее – рекордное в российской истории – единодушие: 392 голоса «за».

Что говорили представители фракций Путину и о Путине во время первого утверждения его на заседании Госдумы в 1999 г. – в подборке «Ведомостей».

Григорий Явлинский

Фракция «Яблоко»

Нынешняя должность: председатель политкомитета партии «Яблоко»

Нам представлен кандидат на должность премьер-министра, но у нас нет предмета обсуждения: у нас нет программы, нет выработанной позиции, нет разработанных принципов. У нас нет даже партнера, с которым мы бы могли вести дискуссию о том, какие гарантии берет на себя та или иная политическая сила или партия в том случае, если будет проголосован этот премьер-министр. У нас ничего этого нет, но у нас есть страна, которая нам дорога, и мы обязаны и вынуждены обсуждать этот вопрос. Значительная часть депутатов фракции «Яблоко» не проголосуют за кандидатуру Владимира Владимировича Степашина. (Оживление в зале.) Я думаю, что моя оговорка вам вполне понятна. Я, в общем-то, не удивляюсь этому. Значительная часть депутатов фракции «Яблоко» не проголосуют за кандидатуру Владимира Владимировича Путина. <…>

Мы считаем, что управление страной – дело гражданское и спецслужбы должны контролироваться также гражданскими лицами. Часть депутатов фракции «Яблоко» поддержит кандидатуру Владимира Владимировича Путина – отчасти потому, что мы удовлетворены ответами на важнейшие вопросы, отчасти потому, что мы разделяем оценки Владимира Владимировича по сложным вопросам, на которые он сегодня отвечал. Но главное – потому, что мы считаем, что необходимо сделать все, чтобы сократить масштабы и размеры кризиса, который вновь образовался в России. И прежде всего это связано с ситуацией в стране. Основная проблема сегодня в стране – это война.

Олег Морозов

Группа «Российские регионы»

Нынешняя должность: член Совета федерации

Для России смена правительства, смена главы кабинета – это вовсе не рядовое событие. Мы с вами видим, как эти решения отражаются на финансовых рынках, как буквально лихорадит политическую ситуацию в стране. И в то же время, несмотря на это, у нас частота смены кабинетов приравнивается к частоте замены галстука у президента, который раз в три месяца почему-то президенту не нравится. Мы, кстати, не случайно сегодня вносили предложение ограничиться вопросами к соискателю и не устраивать обсуждение, проголосовать, так сказать, технически. Ведь, по сути дела, обсуждать сегодня нечего, потому что мы не можем серьезно обсуждать персону кандидата. Нам не известна программа его, и он, кстати говоря, совершенно честно нам сказал, что это не программа, это не программное выступление. Нам не известны личные качества Путина, которые позволят кому-то определенно сказать: «В силу этих качеств Путин не годится», или напротив: «Он такой единственный и незаменимый, что без него правительство нельзя сформировать».

У нас нет причин полагать, что Путин будет работать лучше, чем Степашин, равно как нет причин сказать, что Путин будет работать хуже. Мы, по сути дела, вновь обсуждаем не главу правительства, не кандидатуру, которую внес президент, а политическую ситуацию в стране на фоне отставки Степашина и решения президента относительно кандидатуры Владимира Владимировича Путина. И, кстати говоря, если посмотреть весь сегодняшний сюжет, вот тот, что видит наш телезритель, то он, наверное, давно уже забыл, что мы обсуждаем. <...>

Надо соглашаться на кандидатуру Путина потому, что у президента запасены очередные кадровые «рокировочки», которые, появись они, сделают абсолютно невозможным взаимодействие парламента с правительством. А у нас впереди принятие бюджета, у нас впереди принятие важнейших законов, у нас впереди выборы, которые должны состояться в нормальной общественно-политической обстановке, в срок и по закону. В-третьих, дагестанский фактор (отряды чеченских боевиков Басаева и Хаттаба в начале августа 1999 г. вторглись в Дагестан. – «Ведомости»). Не хочу распространяться на эту тему, но это далеко не тот случай, когда надо желать поражения собственному правительству. Напротив, это правительство нужно всячески поддержать.

Николай Харитонов

Аграрная группа

Нынешняя должность: депутат Госдумы от КПРФ

У меня в руках вот здесь справочка – характеристика Путина Владимира Владимировича. Мы обсуждаем сегодня его кандидатуру. Президент, действуя по Конституции, нам ее представил. 13 передвижений по работе и по службе. Очень хороший послужной список. По большому счету, ну, так, если вдуматься, можно сразу безо всякого поддержать и проголосовать. Не вина Путина, что он сегодня назначен. Беда наша, беда, что сегодня в России действует такая Конституция. И я невольно вспоминаю фильм, который буквально несколько недель шел по экранам российского телевидения, «Жестокий романс».

В очередной раз ловелас, которого великолепно сыграл Никита Михалков, соблазнял, вы помните, Ларису Дмитриевну, затем ее бросал, и купцы ее разыгрывали в рулетку. Так сегодня получается и у нас: очередного кандидата на пост, на высокий пост председателя правительства России сегодня соблазняют, через некоторое время бросают, а нынешние общественно-политические движения не хуже того, как купцы в рулетку Ларису Дмитриевну, разыгрывают бывших председателей правительства – куда их перетянуть. (Аплодисменты.) Грустная картина, друзья! Грустная картина. Я не знаю, дай Бог, чтобы Владимир Владимирович, если сегодня пройдет, долго работал и не оказался в роли Ларисы Дмитриевны. Я думаю, что не окажется, никто никуда перетягивать не будет. Дорогие друзья! Мы сегодня, голосуя за кандидатуру Путина (и он наверняка прекрасно понимает это), не лавровый венок наденем ему на шею, а хомут большой тяжести со множеством нерешенных проблем. Вот сегодня, не стесняясь уже, хотя Совет Федерации не признал еще вслух, но все говорят вслух, что действительно идет война на территории России. <…>

Население может поверить только той власти, которая будет бороться за трудовой народ. И нам бы очень хотелось (еще раз, может быть, повторю), Владимир Владимирович, чтобы вы, работая в российском правительстве, стали тем Рихардом Зорге, который будет стоять на страже национальной экономики и на стороне трудового народа России.

Владимир Жириновский

Фракция ЛДПР

Нынешняя должность: лидер ЛДПР

Нельзя исключать вариант, по которому можно было бы провести одновременно выборы 19 декабря (1999 г.) и нового состава Государственной думы, и, если будет благоприятная обстановка, президента страны. Я думаю, они могли бы пойти на это, если мы не будем требовать отставки (президента. – «Ведомости»), как мы пытались сделать в мае, а, наоборот, примем закон о гарантиях по должности президента России. Любой человек, кто бы ни оставлял этот пост, он должен уходить спокойно, и он уйдет, если будет защищен от любого судебного преследования. Это лучший вариант, чем пытаться силой заставить кого-либо уйти, ибо история России показывала: никто никогда не ушел, никто! Или с кровью, или ногами вперед.

Вот если бы вы (Зюганов. – «Ведомости») достали голоса НДР и «Яблока» (в поддержку импичмента. – «Ведомости»), то Кремль вас бы достал в тот же вечер, 15 мая. Поэтому благодарите, что они вам не дали дополнительные голоса и спасли вас и Думу, потому что два указа – о роспуске Думы и о запрете КПРФ – были бы подписаны в тот же день, когда голосование состоялось бы по той формуле, как вы хотели. <…>

Если есть сегодня Путин, значит, вместе с ним давайте. Все-таки он служил в разведке, ФСБ и знает, что происходит, лучше, чем мы здесь вам докладываем. Наверное, у тех, кто остался в ФСБ и в разведке, есть еще чувство патриотизма, иначе бы они оттуда ушли. Если будет другой – под него объединиться, но заставить создать новую команду и защитить Россию. Иначе нам всем конец! (Аплодисменты.)

Элла Памфилова

Группа «Российские регионы»

Нынешняя должность: председатель Центризбиркома

Уважаемый Владимир Владимирович, ну вот зачем вы, человек, насколько я знаю, порядочный, вообще согласились участвовать вот в этом совершенно постыдном процессе государственной безответственности, которая навязывается сейчас нам кремлевской группой? Тем более вы, как человек очень информированный, хорошо знаете о степени коррумпированности президентского окружения.

Владимир Рыжков

Фракция «Наш дом – Россия»

Нынешняя должность: оппозиционный политик, член рабочей группы при Мосгоризбиркоме по жалобам кандидатов

Сегодня модель, когда правительство формируется одним человеком, без учета мнения парламента, без учета мнения фракций «Яблоко», КПРФ, НДР, без учета позиции Жириновского, – эта модель не работает. У нас было только одно правительство, которое имело политический статус, – правительство Примакова. До этого было правительство Черномырдина, которое хотя бы одну фракцию, но имело, и имело твердую поддержку хотя бы этой крупной фракции в Думе. Примаков опирался на большинство Государственной думы, поэтому он имел определенную стабильность и устойчивость. Кабинет Кириенко – технический, кабинет Степашина – технический. Я думаю, что и сегодняшний кабинет Владимира Владимировича Путина, как видно уже из того, что происходит, – это тоже будет кабинет президентский, технический, формируемый без учета мнения Государственной думы, без учета опоры на парламент. Соответственно, он зависит от судьбы, от настроения одного человека, и мы никак не сможем изменить эту модель, если не поставим вопрос о реформе власти. <…>

Я очень надеюсь, что парламентские партии, основные кандидаты в президенты пойдут на выборы с ясным, четким, профессионально отработанным взглядом на реформу государственной власти. Второе. Давайте наконец остановимся в нашем с вами популизме. Давайте пресечем популизм. Популизм сейчас уже – это форма политического экстремизма. Мы с вами в этом зале каждый день и очень часто принимаем решения, разрушающие экономическую, социальную систему страны и единство нашей страны. И третье. Мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы создать прецедент мирного, конституционного перехода власти от первого президента ко второму президенту. От этого очень многое зависит. Фракция «Наш дом – Россия» сегодня будет голосовать за кандидатуру Владимира Владимировича Путина. Мы считаем, что это единственно правильное решение, которое мы можем принять в нынешней обстановке.

Николай Рыжков

Группа «Народовластие»

Нынешняя должность: член Совета Федерации

Считаю, уважаемые депутаты, что сегодня мы должны думать в первоочередном порядке о том, какая будет Государственная дума, следующая Государственная дума. Если Государственная дума будет такой, которая действительно изменит Конституцию, которая наведет какой-то элементарный порядок, можно надеяться, что положение в стране изменится. Если этого не произойдет, то положение будет значительно хуже. Я считаю, что в своем выступлении мне нет необходимости анализировать состояние экономики, состояние работы по борьбе с преступностью, по решению социальных проблем. Мы об этом все время говорили. И если, Владимир Владимирович, вы посчитаете нужным, пожалуйста, почитайте стенограммы наших выступлений, когда мы назначали на пост председателя Примакова, когда назначали на пост председателя Степашина. За это время, особенно последнее время, мало что изменилось, и поэтому, я думаю, те проблемы, о которых тогда говорили, остались и над ними надо работать. <...>

Я недавно действительно вернулся из Югославии. Был там как председатель комиссии, которую вы создали в июне, и еще раз убедился, что мы Югославию предали. Мы просто ее предали, а НАТО и Организация Объединенных Наций, по сути дела, сегодня продолжают агрессию. Вот где по-настоящему идет сегодня этническая чистка, когда уничтожают сербов, когда сжигают дома. Поэтому, я думаю, нам надо по-настоящему к этому вопросу вернуться, и в этом будет заключаться наша внешняя политика. Депутатская группа «Народовластие» сегодня на своем собрании приняла решение голосовать свободно, т. е. каждый будет голосовать, как он считает нужным.

Геннадий Зюганов

Фракция КПРФ

Нынешняя должность: лидер КПРФ

На первое же заседание новой сессии мы внесем поправки в Конституцию, и прежде всего поправку, которая ограничивает самовластие одного лица. Приглашаю еще раз к этому вернуться, до истечения срока наших полномочий мы можем принять поправку, в соответствии с которой любой премьер обязан будет, прежде чем уйти в отставку, вместе с правительством отчитаться здесь, а потом идти в отставку. Ни один из назначенных премьеров ни разу не отчитался в Государственной думе (такую обязанность ввели в 2008 г. с подачи Дмитрия Медведева. – «Ведомости»). <…> По Дагестану. Хочу вам прямо сказать: разведка и вы, Владимир Владимирович, знали еще полтора месяца назад, что будет в Дагестане. Знали срок и место. Что это за службы, которые не в состоянии принять исчерпывающие меры после того, как в Чечне уже потеряла страна 100 000 человек?! <...>

Владимир Владимирович, у вас есть выбор. Вас назвали преемником. Даже по традициям английским королева еще не называет преемника. Видимо, Шахрай не дописал 92-ю статью Конституции, где надо обязательно президенту действующему называть преемника. Народ – суверен власти. Кого изберет, тот и будет работать. Но у вас есть выбор: или быть государственником, или надсмотрщиком, так же как есть выбор у каждого из здесь присутствующих. Наша фракция будет голосовать по этому вопросу свободно.

Хотите скрыть партнерские блоки? Оформите подписку и читайте, не отвлекаясь.
Arrow