Статья опубликована в № 4879 от 19.08.2019 под заголовком: Протестная явка

Мэрия прогнозирует рост явки на выборы в Мосгордуму до 30% из-за протестов

О том, кому это будет выгодно, мнения экспертов расходятся

Мэрия Москвы рассчитывает, что явка на сентябрьские выборы в Мосгордуму может достичь 30%, рассказали «Ведомостям» три человека, близких к мэрии. Они связывают это с возможным ростом протестного голосования из-за митингов в поддержку не допущенных к выборам независимых кандидатов. Но результат выборов, считают в мэрии, все равно будет хорошим для власти, говорит один из собеседников.

Что нужно власти

Традиционно для повышения явки будут использоваться Центры социального обслуживания – их сотрудники будут просить людей приходить на выборы, говорит второй собеседник: «За бюджетную сферу сейчас отвечает [бывший куратор политического блока мэрии] вице-мэр Анастасия Ракова, а она, похоже, пока не готова давать жесткую команду для участия бюджетников в выборах. Например, до сих пор не начались встречи в медицинских коллективах с кандидатами от власти».

Явка выше 30% нивелирует административный привод, полагает другой человек, близкий к мэрии: «Самотеком люди за провластных кандидатов, скорее всего, голосовать не будут. И если явка будет выше 30%, то, скорее всего, кандидаты власти проиграют».

Проблема явки существует, и явки именно протестной, говорит еще один человек, близкий к мэрии: «Сейчас этим озадачена администрация президента: они боятся, что лояльные избиратели уедут на дачи, а на выборы придет проблемный электорат, поэтому явку лояльного электората нужно повышать. Сейчас большинство решений по выборам в Мосгордуму идет из администрации президента». По словам собеседника, власти будут раскручивать тему раскола из-за стратегии Алексея Навального «Умное голосование»: «В том смысле, что не стоит поддерживать коммунистов и других представителей системных партий, что это легитимизация выборов. С «Умным голосованием» у Навального не остается шансов сказать, что эти выборы – не выборы. Тактически он может выиграть, стратегически – нет». Кандидаты от власти сейчас тоже слабо замотивированы из-за протестов, продолжает собеседник: «Все понимают, что в каких-то округах может выскочить кто-то неожиданный. Если до начала кампании опасными считались 15–20 округов, то сейчас, после недопуска оппозиционеров, их меньше: за коммунистами теперь 5–6 округов (вместо 3–4), потенциально опасны еще 4–5 округов». При этом в мэрии есть «нервозность» из-за постоянных митингов, признает собеседник. Историю с проведением в дни протестных акций различных фестивалей в Парке Горького курирует управление президента по общественным проектам, добавляет собеседник: «Они считают, что чем больше их обсуждают, в том числе в негативном контексте, тем лучше: идет перебивание протестной повестки».

Руководитель пресс-службы мэра и правительства Москвы Гульнара Пенькова сказала «Ведомостям», что мэрия не строит прогнозов по явке: «Наша задача – подготовить технически участки к выборам. Информирование о выборах – прерогатива Мосгоризбиркома».

В 2009 г., когда Мосгордума избиралась по смешанной системе, в выборах участвовали 35% избирателей, а в 2014 г., когда все депутаты, как и сейчас, избирались по одномандатным округам, – только 21%. По опросу ВЦИОМа, в конце июня 2019 г. голосовать намеревались 44% москвичей, по опросам фонда «Петербургская политика» и «Левада-центра» в конце июля – от 55 до 59%. Но реальная явка всегда ниже декларируемой, подчеркивают социологи. Навальный при подготовке «Умного голосования» исходил из явки порядка 24%.

Что делать оппозиции

Протесты не работают на повышение явки, она вряд ли будет больше 25%, считает социолог ФОМа Григорий Кертман: «Представить себе ситуацию, когда лояльный электорат массово не пойдет на выборы, а оппозиционный пойдет, теоретически можно. Но лояльных в любом случае больше, а что делать оппозиционному электорату на этих выборах – непонятно». Протестное голосование будет низким, так как оппозиционных кандидатов не зарегистрировали, согласен директор «Левада-центра» Лев Гудков: «Мотивация с отрицательным голосованием не очень работает, играя роль довеска к позитивным кандидатурам. А просто так голосовать назло всем – это немного фантастично». Явка может быть и 35%, но за счет зависимого от власти электората, добавляет социолог: «Молодые же, протестно настроенные люди на выборы, скорее всего, не пойдут».

Явка будет заметно выше, чем в 2014 г., – на уровне 30–35%, предполагает политолог Екатерина Курбангалеева: «Изначально ее пытались сушить, щиты с информированием о выборах появились лишь полтора месяца назад. Но снятие оппозиционеров и протесты подогрели интерес и к выборам, и к участию в них. Понятно, что части протестного электората будет неясно, из кого выбирать. Но на повышение явки будут работать два системных технологических инструмента: «Умное голосование» и – как ответ на это – мобилизация провластного электората». Опасность для властей в том, что сейчас не очень понятно, кто является лояльным электоратом, считает эксперт: «За последний год многое изменилось. Понятно, что пенсионеры скорее будут голосовать за кандидатов от власти, а вот что будет с двумя другими категориями – людьми 30–45 и 45–60 лет, – не понятно. Не ясно, за кого проголосуют бюджетники, потому что на митинги зачастую выходили и их дети».

Явка неизбежно должна вырасти, так как скандалы повысили информированность людей, уверен политолог Александр Кынев: «Низкая явка – это следствие отсутствия событий и знания о выборах. Сейчас вся страна гудит о выборах в Мосгордуму, и засушить явку в таких условиях невозможно. Хотя власти уже пытаются раскрутить тему бойкота и будут, скорее всего, уменьшать информирование жителей о нахождении участков, рассылать приглашения для голосования на неправильные участки, что использовалось на прошлых выборах». Проблема власти как раз в том, что она раньше проводила выборы с низкой явкой, когда свои приходили, а остальные сидели дома, добавляет эксперт: «Но в 2017 г. на муниципальных выборах явка была сильно дифференцирована по районам: там, где гражданские активисты работали, она была высокая, а где кампании не было – сверхнизкая. Сейчас картина будет похожей». Приход независимого избирателя для власти рискован, поскольку большая часть москвичей симпатизирует протестующим, резюмирует эксперт.

Читать ещё
Preloader more