Статья опубликована в № 4901 от 18.09.2019 под заголовком: Аморальный ущерб

Разрыв в этических установках народа и власти угрожает социальной стабильности

Российское общество в моральном развитии продвинулось дальше элит, считают исследователи

В российском обществе формируется установка на поддержание законно установленной справедливости, тогда как российская элита предположительно ориентируется на мнение своего окружения, а справедливость установленных этим окружением правил не подвергается сомнению. Таков главный вывод исследования «Выявление уровня морального развития российского общества», проведенного сотрудниками РАНХиГС Анастасией Никольской и Еленой Черепановой, а также Артемом Костригиным из РГУ им. Косыгина.

Исследователи отобрали 14 ключевых моральных дилемм по пяти наиболее резонансным для российского общества темам: несправедливость властей, профессионализм, милосердие, патриотизм, глобализм. По ним был составлен тест с шестью вариантами ответов, каждый из которых соответствует одной из стадий морального развития общества, описанных американским психологом Лоуренсом Колбергом. Тест заполнили 4618 человек в возрасте от 16 до 81 года, проживающих в 210 населенных пунктах 49 регионов.

Закон превыше всего

По результатам исследования россияне оказались на четвертой стадии морального развития, когда, по Колбергу, происходит осознание правил поведения в обществе и принятых в нем ценностей, а общественное признание становится важнее личных интересов. «Я делаю так, потому что таков закон. Закон и порядок превыше всего и должны неукоснительно соблюдаться всеми, в том числе моим окружением» – такова установка большинства россиян.

Интересны и ответы на отдельные вопросы. Так, 89% респондентов считают, что не следует принимать навязываемую государством точку зрения на историю России, поскольку лучше горькая правда, чем приятная ложь. 81% не будет поддерживать свою страну, если она нападет на другую и введет свои войска на ее территорию, поскольку война принесет беды и нашей стране. 89%, решая, кого взять на работу – друга или специалиста более высокой квалификации, – предпочли бы второе. В то же время 71% одобряет нарушение закона ради восстановления справедливости, а 68% готовы закрыть глаза на мелкое нарушение закона с учетом заслуг нарушителя.

Люди требуют законности и ожидают новых лидеров, которые были бы ее носителями, констатируют авторы доклада. Россияне готовы отстаивать свои права, в том числе право на свободу, на личное мнение и миролюбивую внешнюю политику. Они рассматривают нарушение властями законов своей страны как нравственно неправильное и требуют соблюдения закона всеми. Это говорит о начале перехода общества к ценностям модернизации, когда права личности на жизнь и свободу расцениваются как наивысшие.

При этом нарастание политического и экономического неравенства воспринимается как вызов и заставляет более открыто бороться за свои права, что в том числе ведет к развитию нравственного протеста. Этическая составляющая менталитета элит и менталитета населения начинают расходиться, в то время как в условиях глобализации в большинстве развитых стран они сближаются. Это расхождение «вызывает у населения выраженный негативизм, что представляет собой серьезную угрозу для социальной стабильности», резюмируют авторы исследования.

Народ против элиты

Люди понимают, что такое незаконные действия, но не верят в справедливость судов, поясняет Никольская: «Они чувствуют несправедливость и готовы отстаивать свои права пока по каким-то локальным поводам, как было со свалкой в Шиесе, строительством храма в сквере в Екатеринбурге, недопуском кандидатов к выборам в Мосгордуму. Но большинство не выходит на защиту этих прав, поскольку нет вопроса федерального значения и нет консолидирующей идеи». Пенсионная реформа не могла стать такой идеей, потому что там речь идет прежде всего о ценностях выживания, а не о ценностях демократии, поясняет эксперт. Но таким общефедеральным поводом могут стать выборы в Госдуму-2021, если на них повторится ситуация с Мосгордумой.

Элита же пока находится на уровень ниже остального населения и готова учитывать лишь интересы своего окружения, продолжает Никольская: «У 98% людей снижается уровень жизни, они начинают искать подработку, способы сэкономить. А у 2% ничего в жизни не меняется». Когда люди ни в чем себя не ограничивают, не испытывают изменений, то нет и развития, подчеркивает эксперт: «Лягушка живет в теплом болоте, там много комаров. И должно что-то случиться, чтобы она из этого болота вылезла и пошла искать другое: например, ее болото начало пересыхать, лягушек становится больше, а комаров меньше. Так и наша элита: должен произойти выраженный кризис, чтобы они поняли, что для выживания нужны иные пути». Впрочем, выживанию элиты пока ничто не угрожает настолько серьезно, чтобы начать задумываться об иных путях, оговаривается Никольская: «Только действительно массовый протест может заставить элиту почувствовать угрозу и начать обдумывать способы с ней справиться. Пока же работают привычные способы – принуждение масс заткнуть рты. Если эти способы работать перестанут (а они уже перестают), придется искать иные пути».

Смена ценностей

Значительная часть данных исследования важна и интересна, но к его методологии есть много вопросов, поэтому оценивать выводы невозможно, считает профессор Высшей школы экономики Александр Поддьяков: «Например, авторы пишут: результаты теста подтверждают, что люди готовы отстаивать свои законные права. Но такой вопрос не задавался, этот вывод – авторская интерпретация ответов. Или еще один вывод: люди требуют новых лидеров – но вопроса об этом тоже не было». О расхождении морального уровня населения и элит говорить также невозможно, поскольку не было замера уровня элит, подчеркивает эксперт. Кроме того, исследователи не приводят более ранние данные для сравнения, добавляет Поддьяков: «Также всегда надо помнить о расхождении между тем, что люди отвечают, и их реальным поведением. Как пример можно привести эксперимент, где домохозяйкам показывали фотографии предметов интерьера, которые они могли купить, и они выбирали несколько кадров, но, попав в магазин, делали совершенно другой выбор».

Структура ценностей любого общества рано или поздно меняется и российское не исключение, говорит политолог Аббас Галлямов: «Сейчас этому способствует рост протестных настроений. Культ грубой силы и циничного эгоизма – «морально то, что нам выгодно, а общечеловеческую мораль и права человека придумали пиндосы» – не оправдал себя. Два десятка лет в рамках этой системы координат закончились падением уровня жизни, ростом социального расслоения и ощущения бесправия человека перед системой». Естественно, что на передний план теперь выходят противоположные ценности – те, что основаны на идеалах гуманизма и романтизма, отмечает эксперт: «Некоторым образом в Россию возвращается эпоха шестидесятничества. Протест все больше обретает моральный характер. Элиты, я думаю, движутся в том же направлении». Оснований утверждать, что элиты отстают от общества, Галлямов в исследовании не увидел: «У меня самого такого ощущения нет, но однозначно утверждать, что авторы не правы, я тоже не хочу. Возможно, мы просто вкладываем в понятие «элиты» разный смысл. Для меня элиты – это не только руководство Росгвардии и судьи, штампующие приговоры по делам, связанным с московскими протестами, но и актеры, выступающие против».

Читать ещё
Preloader more