Статья опубликована в № 4908 от 27.09.2019 под заголовком: Беспорядков все меньше

Освобождение Алексея Миняйло – еще один шаг к полному развалу «московского дела»

Его обвинение было последним шансом раскрутить дело о массовых беспорядках, считают эксперты

Басманный суд Москвы в четверг освободил из-под стражи Алексея Миняйло – волонтера штаба экс-кандидата в Мосгордуму Любови Соболь, обвинявшегося в участии в массовых беспорядках по ст. 212 УК. А спустя несколько часов Следственный комитет (СКР) закрыл и возбужденное в отношении его дело, сообщил адвокат Миняйло Алан Гамазов.

В своем ходатайстве в суд, как следует из документа, опубликованного накануне руководителем Международной «Агоры» Павлом Чиковым, следствие добивалось продления ареста Миняйло. Сам он свою вину не признавал и говорил, что провел 27 июля в Хамовническом суде, куда был доставлен после задержания в центре сбора подписей. Следователь на заседании заявил, что при расследовании получены доказательства участия Миняйло в массовых беспорядках. Но при этом предложил перевести обвиняемого под домашний арест, поскольку на начальном этапе следствие и суд считали, что он может скрыться и оказать давление на следствие, а теперь большинство свидетелей по делу уже допрошены. Прокурор тоже попросил освободить Миняйло из-под стражи.

Выслушав все стороны, судья Артур Карпов неожиданно заявил, что в материалах дела и в предъявленных Миняйло обвинениях не содержится признаков организации массовых беспорядков и, как следствие, доказательств участия в них обвиняемого. В итоге Миняйло был освобожден в зале суда без каких-либо оговорок, а уже после этого СКР закрыл возбужденное против него дело в связи с отсутствием состава преступления.

Ранее СКР прекратил уголовное преследование шестерых участников «московского дела» о массовых беспорядках, сообщив об отсутствии в их действиях состава преступления (одному из них, студенту Егору Жукову, вместо этого было предъявлено обвинение в экстремизме). Таким образом, обвиняемых по этому делу остается всего двое: у Сергея Фомина это единственная статья, а Самариддину Раджабову одновременно инкриминируют насилие в отношении представителя власти (ст. 318 УК). В среду суд продлил ему арест до 27 декабря.

Есть, правда, еще и некоторые уже осужденные в рамках «московского дела» по ст. 318 УК, у которых остается второе обвинение в участии в беспорядках, напоминает Чиков. Кроме того, остается «материнское» уголовное дело об организации, участии и призывах к массовым беспорядкам, которое возбуждено по факту. Но, по мнению правозащитника, из фундамента дела о беспорядках выбит очередной важный кирпич. И впервые суд прямо написал, что в материалах нет признаков организации массовых беспорядков и участия в них, подчеркивает он.

Адвокаты тоже отмечают исключительность произошедшего в Басманном суде. По статистике, суды удовлетворяют 97% ходатайств об аресте и 97% – о его продлении, напоминает адвокат Дмитрий Аграновский. Таким образом, решение Басманного суда свидетельствует прежде всего об изменении политической установки. Такое решение можно только приветствовать, однако следует помнить, что оно принято в условиях полного отсутствия правовой и политической определенности, констатирует Аграновский. Просто власть эффективно использует метод кнута и пряника, объясняет он: «Вчера захотели закрыть – и закрыли, сегодня захотели – и отпустили. При этом, как показывает практика, дав слабину в одном месте, власть начинает доказывать свою силу в другом».

«То, что происходит сейчас, нестандартно, поэтому говорить о статистике в параллелях «московского дела» нельзя, – предупреждает адвокат Сергей Бадамшин. – Оно выделяется и поводом для возбуждения, и отсутствием состава, и необоснованностью привлечения к ответственности, и жесточайшими сроками в результате ряда приговоров». Такие ситуации в целом нечасты, и то, что сейчас происходит, – это знаковые случаи, подчеркивает юрист.

Дело Миняйло было последним шансом обвинения раскрутить дело о массовых беспорядках в Москве, считает политолог Алексей Макаркин. По его мнению, освобождение активиста, судя по всему, стало следствием «шокирующего эффекта» дела актера Павла Устинова, осужденного на 3,5 года за вывих плеча полицейскому, но освобожденного под подписку о невыезде до вступления приговора в силу. Там все было очевидно, по видеозаписям в интернете люди могли видеть все своими глазами, напоминает эксперт. Дело Миняйло не столь очевидно, но там есть график передвижений, который исключал возможность участия обвиняемого в массовых беспорядках, а до дела Устинова этот аргумент защиты Миняйло игнорировался, подчеркивает Макаркин.

Читать ещё
Preloader more