Статья опубликована в № 4916 от 09.10.2019 под заголовком: Кэрри Лэм: Некоторые требования демонстрантов выполнить невозможно

Сможет ли глава администрации Гонконга подавить протесты

Демонстранты бьют витрины, поджигают магазины и требуют отставки Кэрри Лэм

За первые шесть дней октября экономика Гонконга потеряла из-за протестов против властей минимум $356 млн, оценила South China Morning Post. В частности, из-за вандализма в субботу гонконгский метрополитен был закрыт впервые за 40 лет своего существования.

Спусковым крючком протестов в Гонконге стал законопроект об экстрадиции в Китай обвиняемых в преступлениях по его запросу. Он был предложен в феврале этого года, а в марте прошли первые протесты. Но власти долго отказывались отзывать проект, пока протестующие не взяли дело в свои руки. 12 июня они сорвали голосование, заблокировав вход в здание парламента.

Глава администрации Гонконга Кэрри Лэм долго сомневалась, как поступить. 15 июня она объявила, что голосование будет приостановлено на неопределенный срок. Потом – что законопроект «мертв», в ответ на что услышала, что такого понятия в законодательстве нет. И только 4 сентября объявила об официальном отзыве законопроекта. Но уже было поздно.

К тому времени требования протестующих пополнились. Например, они хотят освобождения без суда и наказания всех арестованных, привлечения полицейских к ответственности за жестокость при подавлении демонстраций и отставки самой Кэрри Лэм.

Студентка-активистка

Кэрри Лэм родилась 13 мая 1957 г. в Гонконге. Ее родители – иммигранты из китайской провинции Чжэцзян. Кэрри – четвертая из пятерых детей. Жила семья не очень богато. Квартира была такой маленькой, что домашние задания приходилось делать, сидя в кровати. На успеваемости это не сказывалось – каждый год она становилась лучшей ученицей в классе. Осечка произошла, только когда ей было 13 лет, – по итогам учебного полугодия Кэрри скатилась на четвертое место. Она вспоминала, что проревела весь день. Ей было стыдно: что подумают о ней родственники и учителя? Вскоре она снова была лучшей.

Кэрри училась в католической школе и там четко поняла: ее предназначение – служить людям. Она поступила на факультет общественных наук Гонконгского университета по специальности «социальная работа». Но к концу первого года передумала и перевелась на социологию. В разных интервью она объясняла это двумя причинами. Во-первых, образование социолога позволяло лучше понимать общество и происходящие в нем процессы. Во-вторых, давало возможность проводить больше времени в кампусе. Речь не только о тусовках с друзьями – девушка стала активисткой студенческого движения и даже была секретарем по текущей деятельности Общества социальных наук. Эта студенческая организация боролась с социальной несправедливостью.

В конце концов Кэрри решила изменить положение дел, взрывая систему изнутри. Она подала документы на работу в администрацию Гонконга и была очень удивлена, когда в 1980 г. ее приняли в чиновники. Ведь в ее биографии было, как она считала, минимум два пятна, которые делали госслужбу невозможной. В 1978 г. Кэрри участвовала в марше студентов. Они несли губернатору (тогда Гонконг был британской колонией) петицию в поддержку учителей и учеников одной из школ, где учащиеся проводили сидячую забастовку. Требований было выдвинуто два: вернуть в школу четырех несправедливо исключенных учеников и уволить директора, которого обвиняли в воровстве и растрате.

Второй проступок перед властями – она организовала визит студентов-активистов в университет Цинхуа в идеологически чуждом коммунистическом Китае.

Благодаря общественной деятельности студентка-активистка обросла многими связями, которые позже облегчили ей путь в политике. Например, в Китай ездили будущий председатель Демократической партии Гонконга Ли Юнда и видный парламентарий Синь Чжунгай.

Как Лэм помогала людям

В 1981–1982 гг. колониальные власти оплатили Кэрри стажировку в Великобритании, в Кембридже, по программе «социология развития». Там она познакомилась с будущим мужем, математиком Лэм Сипо. Вернувшись в Гонконг, Кэрри принялась строить карьеру. В конце концов она очутилась в департаменте финансов, где выросла до заместителя директора. В 2000–2003 гг. ей доверили руководить департаментом социального обеспечения Гонконга. Эту должность она называла лучшей работой в своей жизни, хотя времена были тяжелые и задачи пришлось решать непростые.

В Гонконге были высокая безработица и дефицитный бюджет. Лэм ужесточила условия выдачи пособий тем, чьи доходы меньше прожиточного минимума. Власти стали оказывать помощь только резидентам, живущим в Гонконге не менее семи лет. Таким образом, за бортом оказались недавние мигранты.

При Лэм изменилась система госфинансирования общественных организаций, занятых помощью населению (реформа началась еще в 1995 г., когда правительство заказало консультантам исследовать эту сферу и предложить свои варианты реформы). Раньше правительство в обмен на помощь из госбюджета жестко контролировало расходы, уровень зарплат персонала, кадровое расписание общественных организаций. По новой схеме эти вопросы перешли в ведение самих организаций, а чиновники стали оценивать качество оказываемых услуг. Но и финансирование стали предоставлять не по фактическим расходам организаций, как раньше, а исходя из усредненной оценки, привязанной к зарплатам госслужащих. Кое-кто ворчал, что сфера соцобеспечения в итоге столкнулась с сокращением финансирования и нехваткой персонала.

Но, несмотря на всю критику, популярность Лэм росла. Как отмечает местная газета South China Morning Post, при Лэм улучшилось качество социальной помощи и увеличилась поддержка родителей-одиночек. А когда в 2003 г. разразилась эпидемия атипичной пневмонии, Лэм вместе с другими чиновниками учредила благотворительный фонд We Care Education Fund. За первые три месяца удалось собрать более $10 млн на образование детей, чьи родители скончались от эпидемии.

Шутка про Лэм

Муж Лэм делал научную карьеру в Англии. Лэм признавалась, что нередко просила его бросить дела, прилететь в Гонконг и морально поддержать ее в особо трудные минуты. Только несколько лет назад они продали две квартиры в Англии, оба их ребенка получили британское высшее образование, сообщала гонконгская газета The Standard.

На какое-то время Лэм сама перебралась поближе к мужу. Недолго проработав директором департамента жилищного строительства и председателем городского градостроительного совета, в 2004 г. она добилась поста торгпреда Гонконга в Лондоне. До 2006 г. она не только представляла мегаполис в Великобритании (собственного посольства у Гонконга нет), но и отвечала за продвижение интересов своей родины еще в 16 европейских странах.

По возвращении в Гонконг Лэм около года работала заместителем руководителя Бюро внутренних дел, отвечая, в частности, за подготовку к проведению ряда соревнований Олимпиады-2008. А в 2007 г. ей пришлось отказаться от британского гражданства – ее позвали на пост министра по вопросам развития. После смены администрации в 2012 г. Лэм стала главным секретарем – это второй по значимости пост в стране. А в 2017 г. сама возглавила администрацию Гонконга, получив большинство голосов выборщиков.

За день до выборов гонконгская газета Apple Daily опубликовала открытое письмо высокопоставленных чиновников. Они обвиняли Лэм в склонности к автократии и привычке игнорировать установленные процедуры, если это помогало ей добиться цели. Например, в 2016 г. она подписала соглашение о создании в Гонконге филиала Дворцового музея Пекина, решив вопрос без публичных слушаний. Также без конкурса, публичного обсуждения и даже не проконсультировавшись с советом Западного Коулуна, она доверила делать проект культурного центра в этом районе архитектору Рокко Юму, добавляло местное интернет-издание Hong Kong Free Press. За кулисами же говорили, что она ругает подчиненных так, что порой доводит до слез. Это же издание цитирует расхожую в администрации Гонконга шутку: «Лучший способ работать с Кэрри Лэм – ничего не делать. Все равно, что ты ей предложишь, – у нее уже есть собственное предложение по этому вопросу. И все равно, в чем суть твоего предложения, – она попросит следовать ее видению и будет ругаться, если посмеешь ослушаться».

Автономный Гонконг
Автономный Гонконг

Долгое время в торговле между Великобританией и Китаем был перекос в сторону китайского экспорта. Китай всячески закрывал свой рынок для иностранной продукции, а его изделия пользовались спросом на Западе. Но в конце XVIII в. британцы нашли товар, настолько популярный в Китае, что его охотно ввозили контрабандой, – опиум. Торговый баланс стал клониться в другую сторону. Китай попытался оградить страну от наркотика. Это вызвало Первую опиумную войну 1840–1842 гг. Импорт опиума был легализован, внутренний рынок Китая открыт для европейских товаров, а остров Гонконг стал британской колонией.
В 1984 г. Дэн Сяопин сумел договориться о передаче Гонконга обратно Китаю с рядом оговорок. Официально передача произошла в 1997 г., но еще 50 лет Гонконг имеет право широкой автономии. По большому счету за Пекином закреплялись вопросы внешней политики и обороны, а гонконгским властям оставлялась вся «внутренняя кухня», в том числе законодательная и исполнительная власть, налоговая и валютная политика, вопросы миграции и т. д.

Лэм и протестующие

Еще до волнений этого года Лэм не раз приходилось лицом к лицу сталкиваться с протестующими. Каждый раз она отказывалась сдавать позиции. В 2007 г. ее послали утихомирить толпу, протестующую против сноса Пирса королевы – исторического сооружения, куда прибывали все новоназначенные губернаторы Гонконга.

Известная своей прямотой, Лэм твердо повторила демонстрантам позицию правительства – набережную надо улучшать, а денег на содержание пирса нет. В итоге в феврале 2008 г. его все-таки снесли. Лэм говорила, что должна честно рассказывать людям факты, а не подавать ложные надежды.

В июне 2016 г. Лэм отказалась извиняться или признавать ошибку чиновников во время громкого скандала, когда в водопроводной воде в нескольких домах обнаружили опасные вещества. «[Несмотря на] недостаточную осведомленность госслужб и недостатки системы мониторинга, это не значит, что отдельные чиновники не соблюдали закон или пренебрегали обязанностями. Поэтому они не должны нести личную ответственность», – заявила она на пресс-конференции.

Но самый показательный пример относится к волнениям 2014 г. в Гонконге. Дело в том, что, когда Великобритания и Китай договаривались о передаче бывшей колонии, на переходный период прямые выборы парламента и главы администрации заменили представительскими с целым рядом ограничений. Они давали Пекину широкие возможности по продвижению угодных ему кандидатов. Переходный период должен был продлиться до 2007 г., но этот срок раз за разом передвигался. Тогда народ вышел на улицы. По тогдашней моде движение назвали Occupy.

Лэм возглавила группу из пяти чиновников, которые в прямом телеэфире встретились с пятью представителями протестующих. Подобные публичные дискуссии с властью по тем временам были делом немыслимым, отмечало Hong Kong Free Press. Говорила в основном Лэм, из четверых ее коллег двое вообще не проронили ни единого слова. Ее главная идея была та же, что и на встрече с представителями протеста в сентябре этого года. Пять лет назад она твердила, что нельзя изменить соглашение между Великобританией и Китаем. В этом году убеждала: «Некоторые требования демонстрантов выполнить невозможно, например освобождение задержанных участников протестов, так как это идет вразрез с верховенством права».

Протесты растут

Волнения в 2014 г. продолжались 79 дней, но выборы с тех пор по-прежнему проходили по временной схеме. Вот и в голосовании за Лэм участвовало только 0,03% зарегистрированных избирателей Гонконга, писала The Guardian. В Гонконге проживало более 7 млн человек, но главу администрации выбирали 1194 выборщика, большая часть которых – представители элит, лояльные Пекину. Лэм получила 777 голосов при необходимом минимуме 600. Ее ближайший соперник отстал в два с лишним раза.

В должность Лэм вступила 1 июля 2017 г. – в день 20-летней годовщины передачи Гонконга под контроль Китая. Председатель КНР Си Цзиньпин на встрече с Лэм назвал ее «убежденным патриотом, любящим КНР и Гонконг» и наказал твердо придерживаться правил по возвращению колонии под власть материкового Китая. Гонконгские СМИ сочли, что тем самым Пекин велел ей не допускать повторения протестов 2014 г.

В победной речи после выборов Лэм говорила: «Гонконг, наш дом, страдает от довольно серьезных разногласий <...> Мои приоритеты – сгладить противоречия, уменьшить разочарованность людей, объединить наше общество и двигаться дальше».

Но пока градус напряженности растет. На прошлой неделе подросток был ранен боевым патроном – это первый случай применения боевого оружия при подавлении протестов. С прошлой пятницы запрещено скрывать лицо маской или раскрашивать краской. За это можно получить лишение свободы до одного года и штраф, эквивалентный $3200. Улица ответила насилием. Самые агрессивные участники акций бьют витрины в магазинах и совершают поджоги.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more