Штирлиц и профессор Преображенский могли бы стать лучшими российскими политиками

Они воплощают главные качества политических лидеров – честность, компетентность и близость к народу, выяснили эксперты
Штирлиц и профессор Преображенский могли бы стать идеальными политиками, считают россияне /Киностудия им. М. Горького

Главные качества, необходимые политикам, из числа российских киногероев в наибольшей мере присущи Штирлицу («17 мгновений весны») и профессору Преображенскому («Собачье сердце»). Таковы выводы исследования, проведенного ВЦИОМом и Центром политической конъюнктуры (ЦПК), с которым ознакомились «Ведомости».

Среди наиболее важных для политического лидера качеств россияне назвали честность (44%), образованность и компетентность (31%), близость к народу (26%), умение эффективно организовывать работу других людей (25%), ум (22%) и информированность о положении дел в стране (21%). Первую пятерку киногероев, обладающих такими качествами, составили Штирлиц (20%), Преображенский (12%), Данила Багров из «Брата» и Мария Швецова из «Тайн следствия» (по 11%), а также Екатерина Тихомирова («Москва слезам не верит», 9%). Если бы выбранный респондентами герой баллотировался в президенты, то проголосовать за него были бы готовы 76% опрошенных.

Штирлиц пользуется большей поддержкой у женщин и россиян среднего и старшего (свыше 60 лет) возраста, профессор Преображенский более популярен в возрастных группах от 35 до 59 лет, а также в Москве, Санкт-Петербурге и городах-миллионниках. У респондентов 18–34 лет лидируют Данила Багров и Саша Белый из «Бригады».

Исследование было приурочено к 20-летию проведенного ВЦИОМом и РОМИРом и опубликованного в мае 1999 г. еженедельником «Коммерсантъ-Власть» опроса, в ходе которого россиян спрашивали, за кого из киногероев они бы проголосовали на президентских выборах. Лидерами по версии ВЦИОМа стали Петр I (19%), Глеб Жеглов, маршал Жуков (оба – 13%) и Штирлиц (10%), по версии РОМИРа – Жуков (34,8%), Штирлиц (14,1%) и Жеглов (10%).

«Умный силовик» Штирлиц продолжает оставаться в массовом сознании самым устойчивым кинообразом с позитивными политическими коннотациями, указывают авторы исследования, это отчасти объясняется тем, что СМИ в последние 20 лет воспроизводили связь Штирлица с Владимиром Путиным. Рост популярности профессора Преображенского (в опросе-1999 он набрал всего 3%) демонстрирует формирование запроса на политика нового типа: успешный и умудренный жизнью человек дела, находящийся во враждебном социальном окружении, с развитым чувством здравого смысла и иронии, не боящийся высказывать свое мнение. Это можно объяснить наличием значительной группы граждан, которые недовольны положением дел в стране, критикуют происходящее, но не готовы что-то делать, говорится в исследовании: «Преображенский отнюдь не революционер, а ворчун, резонер-конформист, при этом социально успешный и состоявшийся профессионально».

Прямой вопрос о голосовании на президентских выборах авторы опроса-2019 не задавали специально, так как считали важным определить, какие образы ассоциируются с политиками в целом, включая губернаторов, депутатов и т. д., поясняет директор ЦПК Алексей Чеснаков. «Рост интереса к образу условного профессора Преображенского, возможно, связан с его типическими чертами консервативного русского интеллигента. Возможно, гражданам импонирует его отношение к окружающей действительности. Он умудрен опытом и в меру критичен, но не революционен. Он выглядит как моральный авторитет», – говорит эксперт. По его словам, исследователи сознательно не уточняли, кто из нынешних политиков схож с таким образом, чтобы не создавать впечатление о формирующем характере опроса: «В 1999 г. на первых местах были Жуков и Петр I, но СМИ настойчиво тиражировали образ Штирлица. В результате Штирлиц победил. Сейчас же любые навязывания вызывают отторжение».

Штирлиц и профессор Преображенский – узнаваемые герои, хотя кинематографический опыт разных поколений сейчас сильно различается, говорит политолог Михаил Виноградов: «Выбор Преображенского не очень удачен: с одной стороны, он символ интеллигентности и правды на фоне хаоса и абсурда, с другой – это крайне экстремальный экспериментатор без этических берегов и в этом смысле фигура, опасная для всех слоев общества». Запрос на интеллигентность в политике есть, но ее публичные политики пытаются скрывать, поскольку в последние годы она ассоциируется с возрастом и слабостью, считает эксперт. При этом растет поколение, которое не смотрело «17 мгновений весны», отмечает он: «Путин напоминал Штирлица тем, что он человек одновременно изнутри системы и отрицающий систему. Сейчас же Штирлиц – герой длинного медленного черно-белого сериала, который гораздо менее цепляет, чем 50 лет назад». Сейчас почти нет фильмов, которые бы смотрели все, и кино играет меньшую роль для формирования взглядов, добавляет Виноградов: «Фильм «Собачье сердце» в свое время стал могильщиком советской власти и был привлекателен приветами на фоне деидеологизации большевизма. Сейчас таких фильмов почти нет, даже тот же «Брат» вышел во времена упадка российского кинематографа на фоне до сих пор сохранившегося предубеждения в отношении российских фильмов у немалой части аудитории. К тому же молодому поколению эстетика таких фильмов уже непонятна».